• 2749
Рекомендуйте друзьям

«Акцентам» этой осенью исполняется 10 лет. Именно столько лет в Москве, на Сивцевом Вражке, есть магазин, где можно в самую сумрачную погоду найти утешение цветом, красотой и выбрать какой-нибудь невероятный подарок. Когда-то про этот магазин мне рассказала подружка Женя Иващенко, которая тогда, в 2005-м, была стилистом у нас в журнале. Сказала, как обычно, коротко: «Тебе там понравится».

Магазин оказался шкатулкой, уместившейся в небольшом пространстве одного из арбатских домов.
Было пасмурно, но в «Акцентах» все сияло — украшения, венецианские маски, фарфор, невероятные стеклянные блюда, ожерелья из бусин с огромными цветками. Все вещи были живыми, все хотелось взять в руки и, конечно, унести с собой.

Потом мы ездили с Олей на «Мезон Обже», снимали предметы из «Акцентов» в разных журнальных историях и саму Олю снимали — одну, с детьми — Оля невероятная красавица. И невероятная рассказчица. О том, как начались «Акценты», никто лучше нее не расскажет.


«Все началось с карнавальной маски.

Мне ее подарила на Рождество итальянская подруга Элизабетта де Штробель, человек незаурядный. Я была на празднике у нее в доме в окрестностях Вероны. Дом очень старинный, с фундаментом аж XI века, вечно достраиваемый его неспокойными хозяевами, Элизабеттой и ее мужем Маурицио Маркато (он блестящий фотограф, а она дизайнер). На празднике было человек сто гостей и каждый получил свой подарок, с персональной поздравительной записочкой. Мне досталась маска — ажурная, нежно-голубого цвета, очень изящная. И что-то у меня в голове щелкнуло, а в сердце екнуло. Наверное, я встретилась со своим предметом, который вроде не очень нужен в жизни, а радует бесконечно. Ну, и понеслось.

Элизабетта познакомила меня с мастерами-масочниками. Это оказалась супружеская пара. Очень необычные люди. Винченцо — бывший актер, а Лючия — бывший сотрудник мэрии (из забавных историй их жизни мне особенно нравится рассказ Лючии о том, как она помогала коллеге из соседнего отдела писать ответы на письма Джульетте, приходящие со всех концов света... еще задолго до выхода знаменитого фильма). Я была у них в мастерской и дома, видела весь процесс изготовления маски из папье-маше, сама пробовала что-то приклеить и нарисовать.

Потом, как положено, был поиск помещения под магазин в Москве, проект, ремонт и прочее. И поездка на «Мезон Обже», где я нашла почти всех авторов, с которыми мы открылись в сентябре 2005 года. Тогда их было 17, в основном французские и итальянские.

В первый свой визит на парижскую выставку я, помню, стерла ноги и потеряла голову. Абсолютно не на то обращала внимание. Меня привлекали большие красивые стенды. Мне это все казалось сказочно красивым и привлекательным.
Как я набрела на «своих» авторов, почему и как именно их зацепила, ума не приложу. Про блюда из муранского стекла Даниелы Полетти знаю точно, что это было блюдо «Джельсо» в форме листа, сочного зеленого цвета, и я точно знаю, что остановилась на стенде Даниелы из-за него. У Наташи Фарина это были, конечно, ее знаменитые театральные сумочки из папье-маше с удивительными коллажами. У Лор Селиньяк (лиможский фарфор, ручная роспись) меня сразили ландыши, а у Сьекль де Пари — исключительной красоты цветы и бабочки. Думаю, они все были красивы по-особенному, не просто милые и привлекательные тарелки, вазы и подсвечники, а какие-то настоящие, подлинные. Смотреть на них, даже не смотреть, а разглядывать долго и подробно, доставляло огромное удовольствие. Не могу сказать, что я с самого начала четко сформулировала принципы подбора авторов и коллекций, они определились сами собой и достаточно скоро: оказалось, что все они — результат ручного труда, все они рождаются в маленьких мастерских и ателье.

Сегодня у нас более 50 авторов, так что обо всех рассказать не получится. Скажу несколько слов о самых важных для меня.

Блюда Даниелы из муранского стекла — форма и цвет, а еще ряд ассоциаций, которые ее блюда вызывают (у разных людей, не только у меня) : это пастила, леденцы, зефир, снег, морская гладь, замерзшее озеро. Просто сам факт, что люди при взгляде на ее предметы начинают рассказывать, что они видят.


Фарфор парижского ателье Лор Селиньяк — изящество росписи пером и кисточкой. Как виртуозно выписаны ландыши, кружево, малина!


Наташа Фарина — театральность и фантазия. А еще имена, которые она дает разным темам, — «парижанка», «ножка», «Югетт», «Херонимо», «Ролан», шкатулочки «Пари Декор» и кружевные саше «Мариз а Пари» — мелкие детали, чудесные подробности.

Украшения Бахтиера Балтабаева — исключительное чувство цвета, пропорции и стиля, дерзость в сочетании несочетаемого.


Игрушки и миниатюры Лилиан Эмин и елочные игрушки Наташи Родиной — трогательность и искренность, внимание к деталям.


Подушки и сумки Анке Дрексель — роскошь фактур и вышивок и, конечно, цвет.


Несолидная солидность в лампах и подсвечниках Галант, сделанных из тяжелого позолоченного металла.



  • 2749
Рекомендуйте друзьям