• 591
    Рекомендуйте друзьям

    Опубликовано в журнале Seasons of life, выпуск 30

    Архивные номера и новые выпуски в онлайн-магазине

    140 лет назад «артистами императорских театров» наравне с дирижерами, танцовщиками и солистами назывались все работники сцены — декораторы, художники, скульпторы, костюмеры, швеи, обувные мастера.
    Попадаешь в костюмерные мастерские Мариинского театра и понимаешь, насколько это верно. Божественный и неощутимый пятый элемент, квинтэссенция незримого, которая возникает каждый вечер на сцене, зарождается, вымеряется, вываривается именно здесь. В этих цехах укрощают материю, заставляют ткань преодолеть собственную суть — из невзрачной тряпочки превратиться в роскошный отрез или гипс, переместиться из эпохи в эпоху, постареть раньше времени, лечь тугими складками, стать жесткой, мягкой, скульптурной, если того требует автор.

    Автор — демиург и архитектор спектакля — доносит общий замысел, художник-постановщик воплощает его в эскизах, мастера эскизы материализуют: выбирают ткани, обсуждают с художником отделку, вышивку, роспись, создают обувь, головной убор персонажа, подбирают парики, усы, бороды. Каждая артистка кордебалета или хора — она и Жар-птица, и босоногая крестьянка, и фея, и украинская дева в полушубке — закреплена за своим закройщиком, который знает мерки, любимые цвета, особенности фигуры и характера.

    Мастерицы женского платья хоть и должны шить для всех одинаковые костюмы, но не могут не порадовать «своих» девочек, и костюмы получаются чуть разные — из зала не заметишь, а для балерин это важно. Нам эти подробности рассказала Ирина Николаевна Коровина, главный художник-технолог мастерских, которая пришла на практику в 1982 году и осталась здесь работать. В 1980-е художественные цеха обшивали не только Мариинку, но и театры, хоры и ансамбли по всему Советскому Союзу. Сейчас ресурса мастерских только-только хватает на обе сцены, концертный и камерные залы.


    Конечно, сцена — это сказка. Но и за сценой, где сотни людей каждый день сочиняют сказку, столько всего интересного!

    Из ремесленных профессий люди или сразу уходят, или завязывают роман с театром на всю жизнь, как Нина Николаевна Щеголева, для которой мастерские — это дом. Она пришла в трикотажный цех вязальщицей в 1946-м, в 14 лет, и работает до сих пор, создавала костюмы для Федичевой, Колпаковой, Осинцовой. В 4 утра встает и едет из Купчина — северо-западной окраины города — в центр, в 7:30 она на работе. 70 лет подряд. Мастера перед премьерой задерживаются допоздна, берут работу домой: без преданности профессии здесь нельзя.


    Всего цехов восемь: мужской и женский костюм, красильное производство, вышивка, трикотажный участок, шляпное производство, обувной и постижерный цеха, где делают парики, усы и бороды. В цехе женского платья, как в голубых грезах шестилетних принцесс, под потолком парят облака пачек: черные, розовые, белые, пышные, жесткие, короткие, длинные — закачаешься!


    Пачка не выдерживает больше десяти спектаклей, поэтому постоянно шьют новые. Между ними летят колокола цветных юбок, расшитые корсеты, полы былинных нарядов. Здесь знают, как сшить чалму, феску, шляпу с перьями, восточные шаровары, фрак или костюм Петрушки…

    Великая иллюзия театра начинается с жужжания швейной машинки и ровной строчки, бегущей из-под пальцев.

    Подписка на новости Seasons

    • 591
    Рекомендуйте друзьям

    2020 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital