• 985
    Рекомендуйте друзьям


    Денис Викторович Драгунский

    российский филолог, политолог, писатель, журналист и драматург


    Как не потерять голову с наступлением весны, мы решили посоветоваться с писателем Денисом Драгунским. 30 апреля в «Гоголь-центре»у него будет творческий вечер на тему «Как не умереть от любви». Судя по теме, Денис Викторович в этом — профи!


    Зачастую в литературе и кино факт схождения с ума от любви говорит о силе чувства и тонкости душевной организации. А если герой после потери любимого быстро успокаивается и находит нового, то выглядит как хладнокровный предатель. Так чем, всё же, измерять силу любви, если не сумасшествием?

    Наоборот! Сумасшествие свидетельствует об очень грубой, примитивной душевной организации, где бушуют зверские эмоции и тупые убеждения, которые и мыслями-то называть не хочется. Тонко чувствующие и оригинально, глубоко мыслящие люди — это люди душевно здоровые. Что такое «потеря любимого»? Он сам потерялся, то есть ушел? Или вы его разлюбили и покинули? Или он, не дай бог, погиб? Но во всех случаях только очень неадекватная личность проведет остаток дней в отчаянии или раскаянии. Нормальные люди даже после самых страшных личных катастроф через какое-то время возвращаются к обычной жизни. Если вдовец снова женится, а девушка, расставшись со своим бойфрендом, найдет себе нового — при чем тут предательство? Силу любви надо измерять ежедневным вниманием к любимому человеку, сопереживанием, умением воспринимать его проблемы как свои собственные, способностью щедро делиться всем, что имеешь — от денег до времени, от социального ресурса до сокровенных мыслей.


    Денис Драгунский с супругой Ольгой Буториной


    Особо рьяных матерей обычно предостерегают от того, чтобы ребёнка «залюбить». Как вы считаете, возможно ли это и чем чревато?

    Залюбить, мне кажется, невозможно. Чем больше любви, тем лучше. Но любовь — это внимание и сочувствие, интерес к делам и мыслям ребенка, его обучение и воспитание. А не бесконечное тисканье, сюсюканье или закармливание сладостями. Это не назойливая забота, которая сковывает ребенка по рукам и ногам. Залюбить нельзя, а вот «зазаботить» очень даже можно. Это чревато тем, что вырастет беспомощный потребитель. Постоянно тискать, гладить и целовать ребенка тоже не надо. Психологи называют это «гиперстимуляцией», она вызывает слишком раннюю сексуальность.


    Денис Драгунский с дочерью Ириной


    В вашем сборнике «Как не умереть от любви. 22 урока» описывается любовь не только к человеку, но и к Богу. Должен ли быть предел у любви в этом случае?

    У любви, мне кажется, должен быть один предел: ощущение ценности собственного «я». Во имя любимого человека — ну, или вкратце, во имя любви — можно пожертвовать собой, своим благополучием, сытостью, комфортом, личной безопасностью, вплоть до самой жизни. Но нельзя жертвовать своим достоинством, своими моральными ценностями, своими убеждениями. Потому что человек, во имя любви наплевавший на свою честь, уже перестает быть человеком, любовь которого важна и нужна. В любви важна взаимность. И в любви к Богу — тоже. Если ты любишь Бога, а Бог тебя — нет, то в ваших отношениях что-то не то, что-то не сложилось. Виноват, конечно, не Бог, а ты сам. Значит, ты не так, неправильно Его любишь. Как известно, Бог не принял жертвы Каина, а Каин обиделся, и ничего хорошего из этого не вышло. Подумай об этом и исправься.

    Что правильнее — выражать свою любовь открыто, или только наедине?

    И то, и другое правильно. Смешно выглядят супруги или просто любящая пара, которые на людях держатся подчеркнуто сухо. Это выглядит искусственно и даже нелепо. Конечно, влюбленный взгляд или ласковое слово, рука на плече, мимолетный поцелуй — это прекрасно, и это не надо скрывать. Но, я думаю, всем понятно, что в публичной обстановке воспитанные люди не будут вести себя слишком интимно. А что происходит наедине — это уже касается только двоих.


    Денис Драгунский с отцом Виктором Юзефовичем


    Вы верите, что любовь можно «построить» или добиться её ухаживаниями и подарками?

    Ухаживаниями и подарками иногда можно добиться «благосклонности», как говорили в XIX веке, то есть секса. Но любовь — это не только секс. Более того, современный секс — это не только «он добился, чтобы она ему отдалась». Во-первых, это слишком архаично. Мужчина «добивается», а женщина «отдается». Такая модель отношений фиксирует патриархальность, мужской шовинизм. Во-вторых, это выводит отношения мужчины и женщины в область чистой экономики. Проще говоря, «кто больше заплатит, тот скорее получит». Ясно, чем это пахнет. Современные отношения строятся совсем не так. Женщина тоже может вести себя активно, но самое главное — это взаимность. А вот что касается «построить» — да, разумеется. Я бы даже сказал не «построить», а «выстроить» любовь. Любовь — это долгий путь взаимного приспособления, проникновения во внутренний мир друг друга. Любовь — это принятие любимого. Но не просто «принимай меня таким, какой я есть»! Это неравноправно, несправедливо и ненадежно. Если я принимаю человека таким, какой он есть, без малейших с его стороны попыток приспособиться ко мне — это может иметь два печальных следствия. Первое — я тоже требую, чтоб мой партнер принял меня таким, какой я есть. И мы непременно подерёмся. Я люблю боевики, она любит комедии, а телевизор у нас один. Второй вариант — я отказываюсь от своего «я», от своих желаний, привычек, убеждений, на всё говорю «да, да, как скажешь!» — и очень скоро становлюсь жалок и неинтересен, и даже сексуально непривлекателен в своей покорности. Так что любовь надо строить. Обоюдными усилиями.

    Чтобы избежать любовных разочарований, нужно быть циничнее или терпеливее?

    Смотря какова цель любовных усилий. Если задача — быстро-быстро соблазнить девушку или затащить в постель молодого человека — нужно быть как можно более циничным (циничной). Если же цель состоит в выстраивании длительных и прочных любовных отношений — то здесь требуется терпение.


    Денис Драгунский с отцом Виктором Юзефовичем


    Необходим ли любящей паре официальный брак со штампом?

    Если они оба искренне хотят жить в свободных отношениях — то пусть у них всё будет хорошо. Но если кто-то один из любящей пары хочет заключить официальный брак со штампом, то значит — да, необходим. Значит, без штампа будет плохо. Значит, надо или регистрировать брак, или разбегаться. Потому что если один (одна) хочет законного брака, а другой (другая) машет рукой: «ах, да зачем всё это?» — то любящая пара скоро превращается в сильно закомплексованную и внутренне враждебную. К сожалению, среди молодежи «штампобоязнь» превратилась в какую-то невротическую фобию. Меж тем этот страшный штамп делает отношения чуть более ответственными, и это само по себе неплохо. Это помогает «выстроить любовь».

    Подписка на новости Seasons

    • 985
    Рекомендуйте друзьям

    2015 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital