• 1033
    Рекомендуйте друзьям

    Опубликовано в журнале Seasons of life, выпуск 30

    Архивные номера и новые выпуски ищите в онлайн-магазине

    Вы можете оформить подписку или купить журнал в своем городе


    Николай Александрович Качалов построил этот дом в 1854-1856 годах в селе Борисово-Судское. Во время Великой Отечественной войны здесь был госпиталь, после войны — школа. А к началу 2000-х дом начал умирать. Праправнучка Николая Александровича вместе с мужем решили его спасти. Реставрировали бережно, как если бы перевязывали раны близкого человека, не спали ночами и ждали, когда он очнется. И дом очнулся.


    Семья Войцеховских-Качаловых Юрий и Вера с двумя из троих своих детей — Соней и Мишей

    Из Записок Николая Александровича Качалова: «Хвалевское есть удобнейшая местность для производства каменных построек. С весны 1854 года положили фундамент, цоколь и кирпичную кладку до круглых арок окон нижнего этажа и, закрыв стены, в таком виде оставили на зиму...»


    Юрий Войцеховский-Качалов:
    Заколоченные окна, обвалившиеся потолки — такой была усадьба, когда мы приехали сюда первый раз. Как мы не испугались, не убежали — не знаю. Когда только начинали ремонт, мы выходили на террасу и думали: неужели наступит такой день, когда мы будем сидеть там с самоваром и пить чай?

    На черно-белых фотографиях дом почти неотличим от старинных фото


    Вера Войцеховская-Качалова:
    Меня только спасал вид из окна, потому что, когда мы приезжали сюда в самом начале работ, было такое настроение... Здесь были выбиты глазницы окон. Крыши не было. Угол один вообще пришлось разбирать. Полов нет, штукатурки нет. А подходишь к окну — и как-то все спокойно.

    Юрий: В книжке воспоминаний Николая Александровича, на обложке, есть дореволюционная фотография. Вот мы по ней восстанавливали партер сада с ограждениями и даже садовые скамьи.

    Из Записок Николая Александровича Качалова: «С весны 1856 года продолжали окончательные работы: сложили печи, отштукатурили потолки, деревянные перегородки и вытянули карнизы, вставили оконные рамы, двери и настлали паркет и простые полы, выкрасили все, что следует, и к сентябрю окончили все в доме, но обоев не наклеивали и 15 ноября 1856 года перебрались в новый дом».

    Юрий: Усадьба не была памятником культуры, когда мы занялись реконструкцией, но по завершении мы сами подготовили бумаги и все же получили статус памятника. Это важно для сохранения дома и территории вокруг: теперь ее не застроят. Мы начали реконструкцию в 2009-м, а закончили в 2014-м. Внизу мы сохранили всю историческую планировку, наверху чуть-чуть изменили.

    На первом этаже есть разделение на парадную и приватную части: в парадной большие залы, в них проводим домашние и благотворительные концерты, здесь расположен и музей истории Качаловых. В приватной — классы художественной школы, где в течение учебного года занимаются 50 детей.
    Также в приватной части есть часовня, столовая, кухня, комнаты, в которых топятся камины. Наверху сохранили старый пол, внизу его пришлось менять: осталось много досок, и мы использовали их для подоконников. Двери на реставрацию возили в Москву, а дореволюционную дверную фурнитуру искали в Петербурге и по всей России, цвет стен подбирали долго, исторические краски ведь неяркие, как бы запыленные, такие сложно найти. Когда люди узнали, что усадьба восстанавливается, в нее начали возвращать сохраненные местными жителями вещи. И еще мы мечтаем о возрождении старого тракта, который соединит между собой город Белозерск и село Борисово-Судское.

    В большом зале снова поют, играют на фортепиано, дети носятся по дому


    Из Записок Николая Александровича Качалова: «Чтобы окончательно высушить дом, поспешили с окончанием печей и вставкой рам и дверей и с июня начали усиленно топить печи, через что действительно дом к ноябрю был совершенно приготовлен к обитанию, и мы не испытывали никакой сырости».

    Во время реконструкции обнаружили ниши для дров, которые раньше были во многих усадьбах


    Вера: Мы почувствовали, что дом ожил, когда к нам как-то приехали наши родственники питерские, они все хорошо поют. И когда песни впервые зазвучали, стены прямо воспрянули. Мы почувствовали, что чудо какое-то произошло, что здесь будет хорошо.

    Из Записок Николая Александровича Качалова: «Чрез несколько лет после постройки нам хотелось провести колокольчик в кухню, и для этого следовало пробить стену, но она была до того крепка, что пришлось отказаться от колокольчика».

    Буфет в столовой до революции жил в усадьбе, потом переселился в один из деревенских домов, а теперь вернулся

    Юрий: Здесь ни один день не похож на другой. Здесь другое настроение. По-другому течет время. И совершенно особенное сочетание классической архитектуры и девственной русской природы.

    Вера: У нас такое чувство, что дом как бы направляет нас. Вернее, даже управляет нами. Здесь не хочется смотреть телевизор. Зато хочется подойти к пианино иногда. У нас сундук тут стоит с народными костюмами, которые мы собираем по Русскому Северу. И мы как-то до двух часов ночи отплясывали в этих костюмах, хороводы водили.

    Юрий: Мы спросили пятилетнего Мишу как-то: «Миш, тебе нравится этот дом?» — «Конечно, нравится». — «Миш, а что именно тебе нравится? Почему тебе здесь нравится?» Ожидали, что он скажет про большой дом, что здесь есть чердак или подвал… А он говорит: «Ну как же! Здесь же можно ходить по кругу!» Это правда важно: анфилада, по которой ты двигаешься, и смена цветов. Из одного цвета ты переходишь в другой. Каждая комната — это свой мир, свое настроение. Из одного пространства ты переходишь в другое.

    Вера: Мне всегда нравилось место, где висит портрет Николая Александровича. Там, где окно. Вот этот вид на Суду. Наверное, это связано с тем, что для меня это место было местом силы. Приезжаешь, подходишь к окну — и у тебя как-то все внутри выстраивается.

    Душа дома? Это часовня на первом этаже. Самое важное для меня место. Люблю там начать день, там утреннее солнце такое… Окна выходят на восток. И еще я очень люблю, когда Вера садится играть на фортепиано, и дом заполняется музыкой Рахманинова, Чайковского, Римского-Корсакова
    .

    Из Записок Николая Александровича Качалова: «По моему крайнему убеждению, каждый желающий личным трудом обрабатывать землю и тем прокармливать себя и свое семейство должен получить потребное для этого количество земли, и не в вечное владение, а в постоянное пользование».

    Юрий: Вот посмотрите левее — видите этот старый дуб? Он качаловский. К сожалению, пришлось спилить несколько веток нижних, он был еще более раскидистый. Миша однажды забрался на это дерево и просидел на нем целый день, старшие дочки носили ему еду. Мы не пытались согнать его: это же счастье — провести день на дереве, которое посадил твой прапрапрадедушка! И вам надо обязательно после обеда прогуляться вниз по парку. Здесь по дорожке будет родничок — попейте воды, очень вкусная вода у нас. Уже растопили нам баньку? И вниз обязательно спуститесь на причал, пока светло. Веруш, во сколько обедать садимся?


    Подписка на новости Seasons

    • 1033
    Рекомендуйте друзьям

    2020 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital