• 647
    Рекомендуйте друзьям

    Когда вы видите на стеллажах в магазине, на рекламном имидже, в журналах с бьюти-новостями красный логотип Clarins — о чем вы думаете? Я — о качестве, природе, заботе. А теперь еще у меня перед глазами всегда будут вставать два спокойных и веселых мудреца — Кристиан Куртен-Кларанс, совладелец компании Clarins, и этноботаник Жан-Пьер Николя. Мы встретились с ними в Москве, куда они приезжали на открытие проекта «Альпийский бельведер» в Аптекарском огороде Ботанического сада МГУ.


    — Как вы относитесь к вопросам экологии, о которых сейчас говорят все: общество, медиа и даже правительства разных стран?

    Кристиан:

    — В 1985 году родилась Виржини, моя старшая дочь, и тогда я задумался о том, будет ли море чистым, когда придет время ей учиться плавать, сможет ли она ходить со мной на рыбалку и есть рыбу, которую мы вместе наловили? Каким воздухом будет дышать моя девочка? Тогда, в середине восьмидесятых, я начал менять принципы нашей компании. В Clarins мы раньше других стали заботиться о растениях, о природе. Не просто говорили, но и делали. В 90-е годы совместно с ассоциацией Alp-Action заложили в Альпах парк, в котором собрали уникальную флору региона.

    Я считаю, что надо не только брать у природы, но и отдавать.

    Жан-Пьер:
    — Сад в Альпах — часть проекта «Сады мира» (Jardins du Monde). Позже мы посадили сады в Гватемале, на Буркина Фасо. Моя мечта — вырастить сад на Алтае, мы побывали там несколько лет назад с экспедицией — изучали местную флору. Вообще по первозданности природы Альпы и Алтай похожи. На Алтае перед нами стояла задача найти растения, которе войдут в состав новых средств Clarins. Идея не в том, чтобы использовать редкие растения, а в том, чтобы найти те, которые есть в регионе в достаточном количестве, но при этом обладают исключительными свойствами.

    Кристиан:
    — Растения — как люди: что не убивает, то делает сильнее. Так что, да, как говорит Жан-Пьер, мы часто останавливаем свой выбор на самых простых растениях, выживающих в не в самых тепличных условиях. Большая тема — социальная ответственность. Нам важно собирать растения в том месте, где мы их нашли, а не высаживать плантации там, где было бы удобно снимать большие урожаи. Так мы сохраняем эко-систему и даем работу местным жителям.


    — Кларанс — это больше про природу или про науку?

    Кристиан:
    — Это соединение природы, традиций и науки. Листик, который накладывают на рану, чтобы остановить кровь — есть в каждой стране. Это помогает процессу регенерации, значит, активные компоненты этого растения можно использовать в антивозрастных средствах. А другое растение снимает воспаление — тут уже тема гипоаллергенных свойств, подойдет средствам для чувствительной кожи. И дальше начинается работа ученых в лабораториях. Мы никогда не ограничиваем бюджет на исследования, на поиск активных компонентов будущих продуктов.

    Все мы понимаем, что качество средства зависит от ингредиентов. Это как в гастрономии.

    Жан-Пьер:
    — Этно-ботаника — это изучение традиций: как люди используют растения в жизни, какие рецепты передают из поколения в поколение. Как лечат простуду, как останавливают кровь, как снимают воспаление. Во время алтайской экспедиции мы отобрали 10 растений. Причем нам были нужны те, которые отлично себя чувствуют в дикой природе, а не культивируются на фермах. Сейчас в лабораториях Clarins идет работа, и, возможно, скоро вы попробуете новое средство, в составе которого будут растения с Алтая.


    — У вас есть ощущение, что 21 век будет женским веком?

    Кристиан:
    — У меня четыре дочки. Жещины вокруг меня не только в семье, но и в бизнесе, из 10 000 сотрудников по всему миру 85 процентов — женщины. В том числе и в руководстве: представительства в США, Канаде, Бельгии возглавляют женщины. Но вообще в работе мы выбираем сотрудников по профессиональным и человеческим качествам, пол здесь не играет роли.

    Мы выбираем сотрудников по профессиональным и человеческим качествам, пол не играет роли.

    — Если проводить аналогию с вином, какие были удачные милезимы в истории Clarins?

    Кристиан:
    — Давайте, я перечислю важные вехи для компании и для меня лично, не запуски средств (об этом можно почитать в сети):

    1954 — открытие первого спа Clarins, для которого было произведено масло для тела Тоник.

    1964 — открытие фабрики и начало производства

    1974 — я пришел в компанию.

    1984 год — выход на биржу, до этого мы были маленьким семейным бизнесом.

    1985 год — мы начали последовательную деятельность по защите и охране природы, стали экологической компанией.

    2004 — приняли с братом Оливье решение уйти с биржи. Быстрый рост производства мог привести к ухудшению качества средств Clarins.

    2015 — открытие нового офиса в Париже, сделанного в соответствии с эко-принципами.

    — Clarins — это мультинациональная компания, но это по-прежнему семейный бизнес? Это преимущество или сложность?

    Кристиан:
    — Когда бизнес идет хорошо, то и в семейных отношениях все хорошо. Всякое бывало в нашем бизнесе, но главные наши принципы: уважение к природе, к людям, умение слышать других, доброжелательность — не менялись.

    Я смотрю вперед и понимаю, что скоро придет время передать свое дело детям. И это не только бизнес, но и отношение к миру. Я дочкам часто повторяю: в людях самое главное – чувство юмора и душевная щедрость.

    И сам офис Clarins в Париже, и работа в нем построены на принципах экологичности. Мебель сделана из материалов, готовых к вторичной переработке. На крыше – ульи, мусор сортируется. И, кстати, доставка парижского интернет-магазина осуществляется на электроавтомобилях.




    Подписка на новости Seasons

    • 647
    Рекомендуйте друзьям

    2015 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital