• 3583
Рекомендуйте друзьям

Фиолент стал родным для художника Владимира Семенского и его жены Маши, они скорее живут в Крыму и ездят в Москву, чем наоборот, как обычные дачники.



Они вообще путешественники, передвижники и перебежчики в одном лице. Володя родился в Казахстане, Маша в Кургане, потом они проделали длинный путь, чтобы познакомиться друг с другом в Санкт-Петербурге. Он учился в Российской академии художеств имени И. Е. Репина, она — в Академии имени В. И. Мухиной. Потом сбежали в Москву, бросив учебу, и вот уже больше десяти лет обитают в Крыму. С весны и до поздней осени, в своем доме с мастерской на берегу моря. Почему Крым? Говорят, случайно получилось. Смеются. Как и многое в их жизни, это совсем неслучайная случайность. В девяностых были на выставке в Дюссельдорфе и познакомились с Сашей Воцмушем, севастопольским художником. Потом приехали к нему в гости, в то же лето купили здесь дачу и не пожалели об этом. Нашли еще одно свое место и своих людей.


Володя говорит, что здесь все процессы легче проходят: и жизни, и творчества — вроде все расслабленно и несерьезно, а по факту очень плодотворно получается.
В Москве только час добираться до мастерской, потом нужно настроиться на работу, потом кто-то пришел, кто-то ушел, вот и день прошел. А здесь все в одном месте, и времени больше, и оно здесь длинное — время. И очень благодатная для работы плавучесть бытия: из одного дня в другой, от одной картины к следующей.

Владимир Семенский в Москве художник известный, выставляется в Крокин-Галерее, делает ежегодные персональные выставки, участвует в АРТ Москве, CosMoscow, в выставке «Киты сезона», объединяющей избранные работы классиков актуального искусства. Его живопись очень экспрессивная, очень эмоциональная: большие форматы, крупные мазки, абсолютная свобода выражения.

Работать в Крыму очень любит. Море и неспешность крымской жизни диктуют свой, очень располагающий к творчеству распорядок дня: проснулись, пошли на море, потом вернулись, можно настроиться на работу, и можно это делать не спеша, здесь удобно не спешить, походить час другой — все рядом. За лето и осень на Фиоленте пишется около 20-25 картин. Мы приехали в гости в начале сезона, и в студии только одна работа, а к осени весь дом в галерею превращается.


Дом придумывали на ходу, хотелось простора и функциональности. В итоге получилась большая студия, совершенно открытое пространство — светлое и солнечное, минималистичная лестница и палати со спальней наверху и кухней внизу. В спальне сделали раздвижную перегородку, как японскую седзи. Перегородке придумали еще и творческую функцию — там планируется театр теней.

Компания на Фиоленте большая собирается, друзья художники, семей шесть, наверное. Все постоянно перезваниваются, то кофе к одним идут пить, то кто-то приготовил что-нибудь вкусное — зовут на обед, так все и проходит.
Когда все собираются — кино снимают, каждый год по фильму: учат роли, делают декорации. Здесь же и показы проходят, холст вместо экрана во дворе вешают и приглашают на премьеру. Вечеринки часто бывают, так как всегда кто-то приезжает — встречают, отмечают, потом кто-то уезжает, снова отмечают, провожают.


К Семенским мы утром приехали, сидели на кухне, Володя нам овсяную кашу варил, рассказывал про жизнь на Фиоленте, про живопись.
Все как-то по-домашнему, по-простому. Спрашиваю у них, а хорошо двум художникам в одной семье? Оживляются, говорят, очень хорошо, все и всех понимают. Это важно и для семьи, и для работы.

Спрашиваю, как на море жить большую часть года и не впасть в соблазн постоянно писать море, так ведь маринистом можно стать. Не боитесь?

Было, конечно, как без этого, и выставка соответствующая была, но это нормальный ход жизни, где живешь — там и вдохновляешься.


  • 3583
Рекомендуйте друзьям