• 1649
    Рекомендуйте друзьям

    Опубликовано в журнале Seasons of life, выпуск 41

    Архивные номера и новые выпуски в онлайн-магазине


    Осенью прошлого года в Поленово отметили важный день — 125 лет назад Василий Дмитриевич Поленов с семьей впервые заночевал в своем новом доме, наполненном запахом свежего дерева и построенном на высоком берегу Оки рядом с деревней Бехово.

    Проект дома Поленов сделал сам. В нем множество больших и маленьких дверей, неожиданных переходов, лестниц, есть даже люки, через которые, рассказывают, художник сбегал от нежданнных гостей. Этот дом, в котором нет ни одного одинакового окна, будто портрет большой семьи Поленовых. У Василия Дмитриевича было пятеро детей. Ветви семейного дерева проросли в России и за границей: в Санкт-Петербурге, Москве, Франции и Швейцарии.

    Здесь, на Оке, живет Наталья Николаевна Грамолина, жена Федора Дмитриевича Поленова (она долгие годы была директором музея), их дочь Наталья Поленова, которая стала директором музея несколько лет назад.


    Тут не переводятся гости — друзья, дети, друзья детей, дети друзей. Чаепития, домашний театр, теперь еще и фестивали. И за всем этим — фигура Василия Дмитриевича, когда‑то увидевшего эту землю с борта парохода. Мы говорили с тремя поколениями семьи Поленовых: Натальей Николаевной, Наташей Поленовой и внуками Васей и Тусей (домашнее имя младшей Натальи).


    21 июня начинается Летний международный фестиваль искусств «Образы Италии на берегу Оки», который продлится до 14 июля (2018)


    Наталья Поленова:

    Мы в Поленово живем с мамой и с семьей моей троюродной сестры Ольги, у нас по сути одна жизнь с ними. С остальными родственниками мы не так близки, у нас нет традиции собираться вместе, как у Толстых, например. Кто приезжает — тому рады, но некоторые годами не ездят, у них своя жизнь.

    Василий Ермаков (Поленов):

    У нас с Тусей фамилия Ермаковы. Мы прожили много времени во Франции, а там фамилия Поленов мало кому известна. Но, скажу от себя, меня часто представляют — Вася Поленов, ибо так «проще»: с семьей Поленовых у нас гораздо больше связей. В каждом поколении есть Наталья — в честь жены Поленова (не знаю, буду ли продолжать эту традицию). А Василия пока только два: я и художник. Мое первое воспоминание — это, наверное, домашний театр. Зима, мне четыре или пять лет, и я получил роль лягушки. И вот я бегал по зимнему Поленову, тренировался, пытаясь квакать. Нужно было пять раз квакнуть, а у меня получалось то меньше, то больше. Жутко страдал по этому поводу! Каждый Новый год мы делаем для детей ананасовую елочку. Дело в том, что у нас растет одинокая елочка посреди нижней аллеи, что выходит на Оку. И под Новый год на ней «вырастает» ананас, к которому мы подводим самых маленьких, и они со смехом и криками его срывают. Сейчас я работаю в компании Ernst&Young, занимаюсь финансами.

    Даже если и не придется становиться непосредственно директором музея, я осознаю, что жизнь моя будет близко связана с усадьбой, независимо от моей работы. Семейных историй у нас очень много. Даже не знаю, какая именно вам подойдет больше. Наверное, стоит написать о легенде про призрак В. Д., который ходит по большому дому и усадьбе, в большом доме покашливает и скрипит дощечками на лестнице. Он не любит плохих людей: когда у нас не было камер, сотрудники ночью сторожили большой дом. В то время у нас работала одна довольно вредная сотрудница. И это было ее дежурство. Он так на чал топать, гудеть, стучать, что она убежала среди ночи из дома. Бабушка для меня одновременно и милая бабуля, которая следит, не голоден ли я, делает мне бутерброды с сыром, и человек, внушающий уважение и даже иногда страх всей губернии. У нас в семье вообще клан сильных женщин, включая мою сестру. Мама — очень энергичный, мощный человек. Интересная, оригинальная, ни в коем случае не однообразная. Со всеми находит общий язык. Я, конечно, сын. Но еще (из‑за маленькой разницы в возрасте) у нас в каком‑то смысле дружеские отношения. Что очень важно и очень редко бывает. Крылатых словечек в нашей семье очень много… Настолько, что это уже превратилось в определенный язык, на котором говорим мы все. Лично я позаимствовал у деда фразу «Грехи наши тяжки» (в детстве говорил «чашки») и восклицание «прикрасно». И еще много крылатых фраз, которые пришли в нашу поленовскую жизнь из литературы.

    Туся Ермакова (Поленова):

    Три Натальи в семье — для нас знак удачи, и я не собираюсь прерывать эту традицию. Но люди действительно всегда удивляются, что у меня, матери и бабушки одно и то же имя. Бабушка для меня, в первую очередь, ментор: с детства я, сидя у нее в кабинете, присутствовала на многих деловых встречах. Она уже тогда учила меня музейному делу, при этом «и накормит, и чаем напоит». Человек она незаменимый: в нашей жизни, в музейной и вообще в культурном развитии страны. Мы вот взрослеем, а мать вечно молодая, полна энергии, энтузиазма. Она совмещает в себе потрясающее жизнелюбие, умение существовать без оглядки, живо, активно, полноценно, и при этом с невероятной мудростью и рассудительностью вести директорскую деятельность, в которой столько ответственности. Сейчас я учусь в Париже на искусствоведа. Моя цель — набрать достаточно знаний, чтобы быть необходимой в Поленово, в продвижении усадьбы и семейного дела.

    Наталья Николаевна Грамолина:

    Основная черта Поленовых — преданность долгу и делу и открытость миру, ибо «все люди братья и замечательные». Я живу скорее в будущем. Очень хочется успеть сделать все, что задумано, дабы Поленово стало абсолютно таким, каким его замыслил В. Д. Поленов. Получается, что на «прошлом», как на фундаменте, сегодня (в «настоящем») строишь то, что будет людей радовать и делать счастливыми завтра (в «будущем»). Что такое «счастье»? Могу только предположить. Есть минуты, когда очень радуешься: удачно завершившемуся делу, успехам дочери и внуков, общению с дорогими тебе людьми, вновь обретенным единомышленникам. «Покой» мне даже и не снится! Слишком много беспокойства в этом мире. А «воля?» Если б была моя воля! Сколько доброго можно было бы сотворить. Внуки — совсем другая планета! Но радует, что они любят Поленово, приобщают к нему своих друзей и становятся людьми мира, оставаясь совершенно русскими.


    ЛЮБИМАЯ КОМНАТА ИЛИ ВЕЩЬ В БОЛЬШОМ ДОМЕ

    Наталья Николаевна:

    Люблю виды из окон, лестницу на второй этаж. Просто дом люблю, весь.

    Наталья:

    Люблю все музыкальные шкатулки и инструменты: кружка музыкальная, шкатулка, органчик Селестина — они по‑настоящему оживляют дом своими скрипучими голосами.

    Туся:

    Столовая. Там в ветриле множество старинных национальных игрушек и работы сестры Поленова Елены, замечательной художницы, о которой часто забывают, потому что она умерла довольно молодой. Там же, в столовой, стоит вещь, любимая мною с детства, — деревянная лошадка на колесиках, на которой меня маленькой катали по комнатам музея.

    Василий:

    Этюд платка В. Д. Поленова в его кабинете.


    ЛЮБИМОЕ МЕСТО В ОКРЕСТНОСТЯХ

    Наталья Николаевна:

    Так называемая «Леонидова» дорожка в парке и скамейка у западной террасы.

    Наташа:

    Всё любимое.

    Василий:

    Одинокая аллея, идущая вниз от Аббатства: туда не ходят туристы, она практически заросла… Спускаешься по ней и выходишь к одинокому столику и маленькой скамеечке на двоих с видом на Пьяный луг и кусочек Оки в орнаменте листвы. Оттуда ты видишь все, а благодаря листьям тебя увидеть сложно.

    Туся:

    Беховское кладбище и вид с Беховского холма. Там спокойно, красиво, умиротворяюще… Мало туристов. И такой закат!

    Подписка на новости Seasons

    • 1649
    Рекомендуйте друзьям