• 1901
Рекомендуйте друзьям

У каждой семьи свои истории и «знаки войны». Мы тоже решили поделиться своими.



ПЕРЕДОВАЯ

«Отец 1924 года рождения. В 17 лет он со своим другом каким-то обманным путем попал на передовую. Был контужен и ранен осколком снаряда в ногу. Прошел в пехоте с Третьим Белорусским фронтом всю войну и был награжден орденом „За отвагу“. Я помню, как он говорил, что было очень страшно, особенно когда немецкие танки шли на окопы, в которых сидели солдаты — нельзя было убежать, скрыться. А танки подъезжали и начинали крутиться над окопом, вкапывая, врывая в землю всех, кто там был. До сих пор, представляя эту картину я вжимаюсь, сжимаюсь и хочу спрятаться».


«20-летний офицер, дедушка командовал батареей минометных Катюш. Участвовал в Сталинградской битве и не только, закончил войну в Румынии. «Находясь на огневой позиции под обстрелом артиллерии, товарищ Лужин воодушевил своим бесстрашием и мужеством личный состав и своевременно открыл огонь. В результате залпа было уничтожено более двух взводов автоматчиков и две 75 мм пушки. Сопротивление противника было сломлено, наши части продвинулись вперед». Это из одного из наградных листов. А сколько их было. Таким языком написано официальным, а представляешь 20-летнего мальчика. Только как ему было страшно, конечно, не представить«.«Брат моей бабушки Евгений Сергеевич, ушел в армию раньше призыва, за год до войны. Всю четыре года служил авиационным механиком, закончил в Берлине. Не получил ни одного ранения. Он был единственным мальчиком, который вернулся с войны из своего школьного класса».


ТЫЛ

«Моя бабушка, Люция Васильевна Лебедевская, участник трудового фронта, в начале войны училась в вечерней школе города Глазов и работала на военном заводе, где отливала пули для фронта. В следующем году ей исполнится 90 лет. Она дожила до 70-летия со дня победы, бодра, весела, делает 5 кругов вокруг пруда с коляской, в которой спят ее внуки».


ЛЮБОВЬ

«Дед по маминой линии был моложе моего отца, и ему на фронт попасть не удалось, он сбежал из дома на войну, его сняли с поезда, отвели до выяснения личности в милицию. Бабушка, полька по происхождению, потеряла родителей в начале войны, её отправили в детдом. Она вместе со своей подружкой проходила мимо того самого отделения милиции, где ждал своей участи дед. Девчонки стали заглядывать в окно, и, не знаю как и почему, рассердили участкового так, что он забрал бабушку для нравоучительной беседы. Время было военное, долго не разбирались. Бабушку и дедушку, совсем юных, сковали наручниками и повели через площадь в детский дом. Так началась их любовь. Был 1943 год».


«Дедушка уехал на Дальний Восток воевать с японцами. В далеком гарнизоне встретил бабушку, тогда машинистку, влюбился, увез с собой, и это была любовь на всю жизнь».


ГОЛОД

«Бабуля была маленькой. И ей запомнился голод. Мне кажется, она почти до последних дней пыталась доесть то, чего не было тогда».


«Моей маме было 7 лет, когда началась война. Они жили в деревне под Брянском, в семье было шестеро детей. Уже в 41-м в деревню пришли немцы. Забирали все. Ели траву — все, что не ядовитое, все, что находили в поле».


БОМБЕЖКА

«В эвакуацию в 41-м году четырехлетний папа со своей мамой и отчимом уезжали из маленькой квартиры в доме на Коровьем валу. Перед отъездом друг отчима, который уходил на фронт, сказал: „Мало ли что случится, если жить негде будет, идите к моей матушке“. А она жила напротив нас, в полуподвале. Дом, в котором жила семья папы, разбомбили в 42-м году. И, когда они вернулись в 43-м в Москву, их приютила чужая родная женщина».


БЛОКАДА

«В Ленинграде на соседних улицах жили семьи моих дедушки и бабушки по папе. Дедушкина семья вся выжила, прадедушка прошел русско-финскую и отечественную, дошел до Берлина и расписался на Рейхстаге. В прабабушкиных рассказах о войне поражала ее будничность: прадед уходил утром воевать, как на работу, в обед мог прийти домой. Только черный и шинель вся в рванину. Он никогда не говорил о войне.
У бабушки в блокаду погибла половина семьи: отец — почти сразу на фронте, братья, мальчики, от голода. Сестру бабушки уже обмывали, но сосед-боец поделился солдатским пайком супа, и тетя Тося выжила, Выходили. И позже она отбила маленькую бабушку у похитителей. В их дом попала бомба, у бабушки остался шрам на все плечо. А потом была Победа, и люди выходили на улицу и целовали землю, деревья, друг друга».


«Бабушка моего мужа, Екатерина Ивановна, подростком из блокадного Ленинграда была вывезена в горе трупов, думали, что умерла от голода, а она чудом выжила и спаслась таким образом от голодной смерти. После войны оказалась в Москве, поступила в Энергетический институт, где встретилась с дедушкой, вышла замуж. В Ленинград уже больше не возвращалась. Дожила до 82 лет. Блокадный Ленинград был запретной темой, о нем говорить не могла — мгновенные слезы и ком в горле. Я помню ее невероятную бодрость духа и чувство юмора. Чем-то похожую на Фаину Раневскую, с папироской в длинном мундштуке и бесконечными прекрасными шутками. До последних дней».


ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ

«Прадеда взяли на войну с третьей попытки. Ему отказывали из-за серьезной травмы правой руки. В итоге ушел, стал политруком. Пропал без вести в октябре 1942 года. Его сын, мой дедушка, стал военным и всю жизнь искал хоть какую-то информацию об отце. Нашел. Спустя 50 лет. И даже написал об этом книгу. Теперь мы знаем, что прадед захоронен в братской могиле с другими 315 бойцами в селе Большая Ивановка, Волгоградской области. Он был сильно ранен в бою за высоту (154,2 метра посреди равнины) близ станции Котлубань. Продолжая руководить боем после выбывшего командира, потерял много крови, но в мед. часть стал добираться только после того, как отстояли высоту. Потерял сознание, после чего, спустя несколько дней, умер в госпитале, куда его доставили, подобрав на дороге. Ему было 28 лет. 25 января 1943 года он был посмертно награжден Орденом Боевого Красного Знамени.
А свое стремление уйти на фронт он объяснял тем, что, когда сын подрастет, он обязательно будет спрашивать, защищал ли его папа Родину и сына».


«Брат моего дедушки Василий Григорьевич пропал без вести под Ржевом. Там были страшные бои. Ему было 22 года. Война застала его, когда он служил в армии. Перед фронтом ему дали один день отпуска, он приезжал домой. Они с дедушкой пошли в баню, потом был семейный обед. Больше они никогда не виделись. Моя прабабушка Анна Аполлоновна искала его до конца жизни своей. У меня есть ответы на ее запросы, к сожалению, отрицательные. По-прежнему о нем ничего не известно».


ОККУПАЦИЯ

«Моя двухлетняя (!) мама запомнила, как ее папа (мой дедушка) держал ее на руках, стоя на крыльце, в последний раз, перед уходом на войну. Его довольно скоро убили, в самом начале войны, в боях под Великими Луками. А потом Муствее (эстонский городок, в котором родилась моя мама) оккупировали немцы. И накануне дня, когда многих женщин и детей должны были угнать в Германию (по городу весели объявления), моя молодая бабушка собрала двух своих маленьких детей, посадила на телегу, запрягла лошадь, обвязала колеса травой и ночью они уехали к знакомым эстонцам на дальний хутор».


САЛЮТ

«Папа пошел в школу в 44 году, они жили рядом с Даниловским универмагом, на крыше которого стояли пушки для салюта. Оттуда палили в честь освобождения наших городов. И папа с друзьями школьными собирали цветные металлические кружочки, которые сыпались после выстрелов».



ДЕНЬ ПОБЕДЫ

«Бабушке было 7 лет, когда закончилась война. Она была в эвакуации в Егорьевске, в Сибири, это крошечный город, почти деревня. Она сбежала от всех, узнав, что победа, и рассказывала, что бежала по прямой, не соображая, куда, а потом упала в какие-то лопухи и лежала ничком, и плакала, потому что ее подружка умерла от тифа за год до этого, и она же теперь никогда не узнает, что все закончилось. Передо мной всегда эта картинка — где-то раскаленный Берлин, человеческие волны, развалины, флаги, шторм размером со всю дымящуюся Европу, и эта Сибирь непостижимая, черт-те где, а там девочка в лопухах».


«День победы мой дедушка Георгий Александрович встречал в Иране в городе Тавризе. Американцы передавали нам автомобили, и дедушка их принимал и доставлял в СССР. У нас осталась фотография — 9 мая, он идет впереди праздничной колонны, возглавляет ее, полковник, очень красивый».


«Бабушка рассказывала, каким страшным для них стало известие о том, что кончилась война. В этот день они поняли, что их папа уже не вернется».

  • 1901
Рекомендуйте друзьям