• 4191
    Рекомендуйте друзьям

    Впервые за одиннадцать лет я не пойду в школу вместе с Федей. В школу, куда хотелось идти всегда. Встречаться с родителями Федькиных одноклассников после лета, обниматься и болтать. Есть блины во дворе на Масленицу с Палсакычем, классцентровским хранителем. Шутить с нашим классным руководителем на родительском собрании. Плакать на концерте накануне 9 Мая, когда дети поют Окуджаву. Ехать всем классом в Пушгоры: читать «Евгения Онегина» и «Заповедник». Ходить вместе в театр. Смотреть, как наши взрослеют, играя Брэдбери, Пушкина, Сашу Соколова. И даже самой сыграть с командой шикарных родителей спектакль на Последнем звонке. Эта школа называется «Класс-центр». И придумал ее Сергей Зиновьевич Казарновский. Он же С.З.



    Сергей Зиновьевич Казарновский, создатель и директор школы «Класс-центр»

    Сергей Зиновьевич, в вашей школе все не так, как в обычной школе. Я измучилась, думая, как коротко объяснить, что такое «Класс-центр».

    Где бы я ни выступал, я говорю примерно одно: образование начинается тогда, когда факт обрастает эмоцией. Все остальное бессмысленно. Задавая ребенку вопрос: «как дела в школе?», — вы спрашивайте, хорошо или плохо ему было. Ребенок идет в школу только за знаниями? Конечно, нет. Он идет за состоянием. И в момент, когда ему хорошо, как раз самое время дать знания.

    Вот пример: пару лет назад Филиппенко мне позвонил и предложил показать нашим детям новую программу «Поэты после ХХ съезда». Было человек тридцать в зале: старшеклассники, кто-то из родителей, учителя. Он читал стихи Евтушенко, Вознесенского, Рождественского, Бродского, Галича, Высоцкого, ну и так далее, вплоть до Жванецкого. И за время этого спектакля он успел рассказать про Сталина и ХХ партсъезд, Карибский кризис, Солженицына, Твардовского и «Новый мир», про то, как снимали Хрущева, про Пражскую весну и так далее. Дети смеялись дико, когда он читал Райкина или Жванецкого. А он даже этими репризами подводил к очень важной мысли: пока каждый не почувствует себя ответственным за то, что происходит, никакие перемены к лучшему не начинаются. По сути дела, он говорил о том, что такое интеллигентный человек. Интеллигентный человек — это тот, кто думает о том, что его не касается. О том, что шире круга его личных интересов. Одно это выступление заменило уроков десять.

    Можно долго рассказывать про осень в средней полосе России: когда наступает, какая температура, какие приметы. А можно прочитать:

    «Тихо в чаще можжевеля по обрыву.
    Осень, рыжая кобыла, чешет гриву.

    Над речным покровом берегов
    Слышен синий лязг ее подков.

    Схимник-ветер шагом осторожным
    Мнет листву по выступам дорожным.

    И целует на рябиновом кусту
    язвы красные незримому Христу».

    Но чтобы так мыслить, нужна определенная подготовка, другой способ воспитания, другое образование. Художественная часть школьного образования может быть любой: театр, музыка, дизайн. В чем отличие от общеобразовательных предметов? Ну, например, в физике закон Архимеда, сообщающиеся сосуды, тормозной путь, сила тяжести — все поддается точному расчету. А когда вы занимаетесь музыкой, вас просят: «Играй мягче» или «Пожалуйста, чуть громче». — «Как? Вот так?» — «Нет, еще чуть-чуть, вот теперь так».

    Или вот на занятии живописи говорят, что «мазок тебе надо делать жестче», а на уроке по актерскому мастерству просят прочитать фрагмент «выразительнее». Это неопределенные вещи, но они учат тебя чувствовать тоньше. В жизни на самом деле мы все время находимся в таких полутонах.

    «Класс-центр» часто называют театральной школой.

    Ну, вот это не так совсем. В «Класс-центре» соединились три школы: общеобразовательная, драматическая и музыкальная. И они одинаково важны. Почему драматическая и музыкальная школы относятся в нашей стране к «дополнительному образованию»? Слово «дополнительное» в русском языке означает «необязательное». Как это так? Искусство развивает эмоции, и классическое образование всегда учитывало эмоциональную природу человека. Все равно большинство решений мы принимаем вот отсюда (показывает на сердце). Думаешь, просчитываешь, советуешься. А потом все-таки слушаешь свою интуицию. Нельзя относиться к образованию как к набору предметов: они все связаны между собой. У нас в школе существует технология «энциклопедия», ее главный принцип — метапредметность. Иначе говоря, возможность рассказывать об одном понятии через разные предметы, показывая, что все связано в мире.

    Я помню, когда у Феди была тема «Диалог», и он написал, рассуждая про Евгения Онегина: «Дуэльэто диалог двух пуль».

    В пятом классе тема «Энциклопедии» — «Ритм», в шестом — «Диалог», в седьмом — «Иерархия», восьмой класс — «Часть и Целое», девятый класс — «Система». Дети пишут работы, анализируют, обобщают, делают собственные выводы. Такому способу мышления их учат педагоги. Вот, например, учитель химии, рассказывая о растворах и смесях, говорит, что иначе эти растворы и смеси называются композитными материалами. Слово знакомое — «композитный». А что такое композиция? Это взаимное расположение частей, перемена которых дает новое качество. Композиция есть в музыке, в живописи. В театре композиция — это мизансцена.

    Все-таки мне интересно, человек может быть и физиком, и лириком?

    Может, конечно. Микеланджело — где он физик, а где лирик? Профессия режиссера включает в себя ощущение математики, последовательности действий. Очень многие хорошие поэты были математиками, как известно. Тема физиков и лириков возникла в 60-е, когда всех учили на инженеров, а эти инженеры сидели в залах ДК, слушали молодых поэтов и отлично разбирались в литературе. Когда-то Физтех был одной из лучших команд КВН. Сегодняшним детям и в голову не придет отвечать на вопрос: «Кто такие физики и кто такие лирики, почему это все разное?» Ну вот, например, наш выпускник, замечательный музыкант Вася Дудкин — на чем он только не играл, — а все равно он ушел в другую сферу: восточные языки.

    Сейчас много школ появляется: авторские, частные, международные.

    Да. Делают невероятные архитектурные проекты, заполняют современной техникой классы, пишут инновационные программы. Вопрос один: где педагоги? Все хотят, чтобы боги какие-то пришли, а они одни и те же всюду, только перетекают с места на место. Много приезжих, для которых школа — это возможность остаться в Москве. Я всегда своим учителям говорю: «Если это тебя не греет, не зажигает и не трогает, из школы надо уходить. Педагогика — способ жизни, а не просто работа».

    Когда Алексей Семенов был ректором Ленинского пединститута, он со второго курса стал отправлять студентов в школу, радикально изменив все университетское расписание. Вот у нас сейчас работает замечательная девочка. Она педагог начальных классов, а до этого два года провела в «Класс-центре»: училась и параллельно работала. Мы ее взяли на третьем курсе института, и она просто жила у нас. Ей не нужно было объяснять, когда она уже пришла работать, что такое «Класс-центр». Это, конечно, стоит денег — ты держишь человека немного на «скамейке запасных». Но в этом есть смысл. Вот я недавно захожу к ней на урок, сажусь, она говорит детям: «Почитайте пока». Они сидят и читают книжки. Оказывается, это их любимые книжки. Кто-то передает другому, им хорошо. Так она берет их внимание. Кстати, мы много говорили с Семеновым о том, что учителей надо учить актерскому мастерству, готовить к публичной деятельности. Перед ними на уроке публика, маленькая, но публика, законы те же самые. В театре есть технологии — малые круги внимания, большие круги внимания, — которые работают и в преподавании. Или перенос событий. Это что значит? Вот мы сидим в зале, а артист выходит на сцену, и по тому, как он вышел, понятно, что с ним уже происходило до этого. Он принес события. Точно так же надо заходить в класс с событиями этого урока, принося смысл того, о чем предстоит говорить. Когда вы приходите в класс, и главное ваше событие — это то, о чем вы говорили в «курилке» на перемене с другими учителями, — все. Какое уже там внимание.

    Где вы силы берете? Дети, родители, учителя, столовая, ремонт, расписание — весь мир школы. И еще внешний мир — министерства, сертификаты, стандарты, ЕГЭ.

    Вообще, школа — это самовосстановительная среда. Она наполняет, когда у тебя что-то получается. Мне, может, больше ничего и не нужно было бы.

    Наполняет. Но и забирает много. Сергей Зиновьевич, ну как с ними можно прощаться на выпускном и не умирать?

    У меня за эти годы выработалась технология: я себя занимаю делами. Сама подготовка к выпускному построена так, что ни секунды нет времени, чтобы остановиться и задуматься. Учителя придумывают номера, мы для каждого готовим подарки, пишем стихи. Последний звонок и выпускной — это два больших спектакля, к которым готовятся все: дети, родители, педагоги. Выпускной начинается в десять вечера: первая часть церемонии долгая, официальная и обязательно смешная. Потом переходим ко второй части — вечеринка, танцы, стихи, капустник. В прошлом году, уже под утро, они вышли на сцену и стали читать стихи. Ты в этот момент понимаешь — научили, очень многому научили. Это круто. Так и возникают школьные традиции… Вот «Класскер», который я придумал когда-то и много лет помогал делать, а теперь уже учителя с десятиклассниками делают сами к Последнему звонку, отлично делают. А смысл церемонии в одном — найти возможность каждому выпускнику сказать что-то хорошее, причем говорят это те, кто остается в школе за старших, десятиклассники. Каждый год на выпускном я пытаюсь спеть одну песню, в финале. Это песня Визбора:

    «Смотрите, не забудьте позвонить,

    В тот час, когда настанет непогода,

    Какое б ни случилось время года,

    Чтоб этот час нам вместе пережить».

    Я готовлюсь к этому, сажусь за пианино, в итоге не могу. Ком в горле. Это все равно приходит — момент расставания. Иногда я сразу, когда они утром выходят из школы во двор, закрываюсь у себя в кабинете, а иногда они ко мне приходят — и начинается… Сидим, выпиваем. Уже можно. Люблю день после выпускного. Он такой — ни про что. Марево. У Высоцкого есть песня «День святого никогда», с нее «Добрый человек из Сезуана» начинался.

    А у вас новый год в сентябре наступает?

    Ну, да. Когда-то Новый год в России праздновали первого сентября.

    Это как прыжок в воду?

    Как дежавю. Я знаю, что за три дня до первого сентября я снова недосчитаюсь кого-то из педагогов: «Ухожу в декрет», «Выхожу замуж», «Устала, надо взять паузу». И еще я знаю, что первого сентября в «Класс-центр» придет почти пятьдесят новых жителей. И будет стоять шестилетний человек с гладиолусом. Этот гладиолус пронизывает его насквозь, как спица. Человек полуживой, потому что мама с папой уже в стороне, рядом стоят другие дети, постарше, они спокойны, они тут свои. Подбегает незнакомая женщина, которая, наверное, учительницей будет: она еще никого не знает по имени. И вот ты стоишь, дяди выходят, выступают, кричат, все хлопают, потом тебя куда-то ведут. И ты идешь, никому неизвестный. Потом начнется перекличка в классе: надо сидеть, не двигаться. А в прошлом году мы вот что придумали: первоклассники вышли на сцену, и их старшие, последний класс, искали по имени:

    — «Где Петя?».

    — «Я Петя».

    — «Привет, меня зовут Федя. Как дела?»

    — «Нормально».

    На каждого надели светоотражающую жилетку с его именем и так ввели в школу. Он — личность: мир знает его имя, в школе с ним все говорят. И в этот момент происходит самое главное, что должно происходить вообще в жизни, не только в образовании: человек чувствует себя человеком, он кому-то нужен.

    Неужели вы совершенно спокойно входите в учебный год? И вам не хочется куда-то спрятаться от этой школы в конце августа?

    Иногда хочется. Ну, а куда денешься? Я люблю вечер первого сентября, когда выхожу из школы. Началось.


    Объяснительные записки учеников «Класс-центра»

    Я, Курилов Фёдор, ученик 11 класса, не присутствовал на уроке физкультуры, потому что не мог на нём присутствовать.

    Я, Войтинская Маша, ученица 11 класса, не была на уроке естествознания по причине собственной безответственности и эгоизма.

    Я, Лысенков Николай, ученик 10а, пришёл сегодня к 3 уроку по причине сильных болей в области живота. Прошу понять и простить.

    Сегодня я не пришла на КР по истории и на урок обществознания по следующим причинам: недосып, рассеянность, душевная боль, перетекающая в физическую, моральное истощение. Я пропустила эти уроки ненамеренно. С уважением, Дарья Семыкина.

    Я, Лысенков Николай, опоздал на первый урок по причине собственной рассеянности. Выйдя из дома в приличное время, я обнаружил отсутствие кошелька. Возвращение домой, поиск кошелька, дорога до остановки – и вот моё опоздание на 20 минут. Очень жаль, что я не смог сегодня готовиться к ЕГЭ.

    Уважаемая Екатерина Владимировна! Коля три дня температурил. Справки, естественно, нет. С уважением, Алексей Лысенков.

    Директору школы № 686 Казарновскому С.З от Колоколова С.С. Прошу Вас освободить будущую чемпионку по фехтованию, а ныне ученицу 7б Колоколову Марию от занятий по танцу. Отец. Кололоколов С.С.

    Объяснительная. Я отсутствовала на уроке всеобщей истории в пятницу по причине, которая не является уважительной и не поддаётся оправданию. Я не подготовилась к уроку и решила не пойти, дабы избежать негативных для успеваемости последствий. Осознаю содеянное и сожалею. Маша Колоколова.

    На имя Казарновского С.З. Я пропустила урок географии по причине того, что мне позвонили по важному вопросу и я не могла не взять трубку. Оля Говорова.

    Я отсутствовала на уроке естествознания в четверг, так как захотелось домой. Иветта Владимирова.

    Я, Успенский Роман, забрал дверь от шкафчика на 1 этаже, потому что она лежала отдельно о шкафчика на протяжении 3 дней и я думал, что она не нужна. Простите, пожалуйста, я её верну на место.

    Я, Асфари Л. нарушила дисциплину на уроке ОБЖ, употребив ненормативную лексику, так как не могла вовремя взять себя в руки. Приношу свои извинения.

    Я, Колоколова Мария, пришла к 3 уроку по причине неуважительной, но, смею надеяться, не повлекшей за собой положения, напоминающего отношения между СССР и Югославией в период с 1948 по 1955 годы.

    Я, Семыкина Даша, не пришла на урок физкультуры. Приношу свои извинения учителю физкультуры, учителю русского языка и литературы и Казарновскому С.З лично.

    Я, Ефимов Даня, играл с Варей Воробьёвой в слова. Женя Галаев обозвал нас с Варей и рассмеялся. Я сказал: Зачем ты нас обозвал? А он ударил меня 5 раз кофтой. Я толкнул его (легко). Он заплакал и начал бить меня ногами и душил в процессе. Потом он сказал: Я свалю из этой дурацкой школы. И убежал.

    С.З.КОЗАРНОВСКОМУ от Роскошо Марии. 28 апреля я во время обеда без разрешения классного руководителя вышла на улицу за школу и прыгала, прыгала, прыгала с гаражей на мешки с мусором.

    Я, Успенский Роман, пропустил урок литературы из-за непонятной для меня причины.



    Подписка на новости Seasons

    • 4191
    Рекомендуйте друзьям