• 1995
    Рекомендуйте друзьям

    Красный цвет — самый мощный цвет палитры. это цвет жизни, энергии, страсти, и в нем столько граней, сколько и крайностей. Красная помада — одновременно символ и женственности, и эмансипации — вмещает огромное количество смыслов. Но что она значит для вас? В феврале мы вместе Clarins провели конкурс эссе о красной помаде и получили множество прекрасных историй — предлагаем прочитать тексты трех победительниц.


    Яна Беляева, @iana_beliaeva, копирайтер, пишет тексты для коммерческих аккаунтов Instagram, ведет лайфстайл-блог и воспитывает двоих сыновей.

    Мне пять лет и я наедине с сокровищницей. Запускаю руку в мягкое пузо кожаной косметички, достаю и раскладываю перед собой на полу мамино, недоступное.

    Коробочка с разноцветными тенями — красивая, но не то. Камушек туши с резиновой щеточкой — боюсь ткнуть в глаз, не буду трогать. А вот она — помада! До того красная, что я перестаю дышать. Она тоненько пахнет фиалкой и еще чем-то непонятным, взрослым. Праздник красоты. Я уже умею краситься: губы — клубникой в бабушкином саду, ногти — фломастерами. Осторожно поворачиваю футляр и вожу по губам как мама, только гуще. Из зеркала на меня смотрит совершенно счастливый Куклачев с большим красным ртом: «Какая же я красивая!»



    ...Каждый новый красный билет в женское будущее взрослая женщина покупает, помня девиз себя пятилетней: «Помады много не бывает».


    Дарья Мещерская, @mnogo_dnei_, востоковед-африканист, переводчик корейского языка, журналист и поэт.

    На узкой полочке в тени сумрачного прохладного коридоре она стояла одна. Ни пудры, ни духов, ни расчески там никогда не бывало. Простой и скромный дуэт — небольшое овальное зеркало без рамы и помада в пластмассовом флакончике. Я прекрасно помню этот цвет: не то, чтобы красный, но скорее алый, как у георгинов, а еще немного тревожный. Отнюдь не роскошный, дерзкий или богатый, а какой-то строгий и скромный. И как будто даже с упреком.

    «Выводили» в свет ее летом, каждый воскресный вечер. Тогда бабушка наряжала меня в платье, банты и ненавистные белые гольфы, сама же доставала синее крепдешиновое платье в бледных чайных розах, как тогда говорили, парадное, а аккордом на губах — вот этот темный, рубиновый, красный. Аккуратный, гладкий, торжественный. Крепко держась за руки, мы медленно шли на набережную, в кафе с открытой террасой, щедро увитой сизым виноградом, садились обязательно в тени. И величественная женщина, с белой крахмальной наколкой на замысловатой прическе в локонах, важно приносила нам две порции белоснежного пломбира в вазочках на ножке. С сиропом. И вот это вот все вместе — и южный маленький летний город, холодное мороженое («Даша, ешь только маленькими кусочками, иначе горло будет болеть!»), легкие платья, нарядные мы и пунцовые штрихи на родных, любимых губах — это все просто о жизни, о женщинах, о нас самих. Это об огромной любви, о прошлом и настоящем, об одиночестве, о счастье... И просто о красоте жизни. И цвета.



    Милена Тягунова, @tyagunova_mila, путешественница и редактор.

    Утро. День. Вечер. Невесомый оттенок. Настойчивый полутон. Манифестирующий цвет. В толщу блеклого сна проникает знакомая мелодия. Да, на манеже все те же. 7:05, старый добрый будильник. Настроение? Почти выспалась, в феврале вряд ли возможно выспаться без «почти». Сегодня хочется праздника, но как вуаль, легкого, а может, даже только намека на него. Толику яркости, цвета, глянца — красный, но не в полную силу. Ведь утро, не до провокаций. Набираю подушечкой безымянного каплю сочного алого: раз, два — веду цветом от уголков губ к центру по нижней, три, четыре — спускаюсь, не заходя за выпуклые линии, по верхней. Пять — знакомое с детства движение губ, верхняя скользит по нижней: поднимаю глаза и встречаюсь со своим отражением в зеркале. Да, как хотела, намёк на праздник, но не больше.

    14:23. Сделала почти все, что запланировала. Так бывает не только во снах? На белом экране вижу окошко с многоточием, подруга в нескольких километрах от меня сидит на своем крутящемся стуле, закинув нога на ногу и вовсю бегает по виртуальным черным буквам в нижней части экрана: «Встречаемся в 15:30 в нашем месте? У меня на обед немного времени, не опоздай, плз!». Слегка улыбаюсь ее замечанию. Ведь опаздываю обычно не я. Время добавить красок в день, с утра прошло несколько часов, но за окном по-прежнему февраль, жаль. Выкручиваю тот алый и сочный и уже не пальцами, а стиком прикасаюсь к губам, делая отступ от уголка. Скольжу по нижней, перехожу на верхнюю, легко очерчиваю естественную дугу. Один слой сверху и снизу. 14:35, пора выходить.



    Сегодня вечером я в компании лишь себя или внезапно нарисуются планы? Это не так важно, по крайней мере я провожу этот день красиво. Открываю пудреницу. Зеркало с мерцающими частичками шепчет, что день близится к концу, что, конечно, заметно по тоненьким сосудам, расходящимся паутинкой от зрачка (дурацкий компьютер). Я захлопываю пудреницу, закрываю глаза, сижу так минуту. В голове мелькают мини-сценки дня, от самого будильника. Хороший день, за таким обычно следует не менее хороший вечер. Распахиваю глаза, делаю глубокий вдох и выдох, через который представляю, как выпускаю из себя накопленную усталость.

    Подхожу к зеркалу с меня ростом, беру помаду и уверенным, немного давящим, настойчивым движением прихожусь по мягким губам, в складках которых осталась дневная порция пигмента. В миг взгляд словно вытягивается, становится твёрже и одновременно пленительней. Каждый штрих и интенсивность слоя — вносят свои нотки во внутреннее состояние, а естественный блеск глаз начинает по-разному подсвечиваться. Такой палитры был мой день сегодня. А завтра я, может, начну с конца, и после завтрака наряжу губы в провокационный красный.

    Фото: Eylül Aslan

    Подписка на новости Seasons

    • 1995
    Рекомендуйте друзьям

    2020 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital