• 272
    Рекомендуйте друзьям

    Берлин сейчас — это про свободу, независимость и безграничные возможности. А ведь таким город был не всегда. Сегодня во всем мире вспоминают исторический момент — падение Берлинской стены. Прошло ровно 30 лет, поэтому мы публикуем текст режиссера Марины Цурцумия, у которой с этим городом связано многое в жизни. Она сняла документальный фильм «Попранная свобода‎» и рассказала о нам о Берлине, жизни в нем до, во время и после стены.

    «Я родился 30 января 1994 года и про стену я ничего не знаю», — говорит мой немецкий крестник Леон. Он первый раз зашел в музей и центр документов на Бернауэр-штрассе. Это одно из немногих мест в Берлине, где еще можно увидеть остатки стены. 51 год назад Берлин был разделен на две части. Это было самое тотальное разделение времен холодной вой­­ны. После Потсдамской конференции Берлин получил особый статус: он был разделен между союзниками на Восточную часть (она отошла СССР)и Западную (была поделена между США, Англией и Францией). Западные державы создали свою валюту и Западную зону, надо заметить, что при этом жесткой границы между Западом и Востоком не существовало.

    Граница между западноберлинским районом Веддинг и Восточноберлинским Пренцлауэр-Берг — тогда и теперь.


    В 1949 году создается ГДР, и получается, что Берлин находится в центре социалистического государства. Вальтер Ульбрихт предложил идею развития двух наций: социалистическая немецкая нация и буржуазная немецкая нация. Однако на деле получалось не так гладко — люди, получившие бесплатное образование в ГДР, могли на метро переехать в американский сектор и посмотреть, как отличается уровень жизни в загнивающем, как им говорили, капиталистическом городе. Исход на Запад стал массовым, когда нормы выработки в ГДР были подняты на 10%. Ночью 13 августа 1961 года по радио было зачитано постановление, где говорилось о насущной необходимости возведения стены. Тогда же были размотаны первые километры колючей проволоки.

    В этот вечер многие из тех, кто жил на Востоке, пошли в кино на Запад или поехали навещать своих родственников. Власти ГДР ждали, когда максимальное количество людей вернется домой. В 4 утра границу закрыли. День прошел в безмолвии. Все были уверены, что это ненадолго, раньше такое тоже бывало: по 4-5 дней нельзя было пересекать границу. В музее на Бернауэр-штрассе можно увидеть фотографии, на которых люди машут друг друг, улыбаются, а между ними колючая проволока. Сначала просто никто не верил, что это возможно, это в голове не укладывалось. Когда делили Берлин — его делили по карте между союзниками, условно, и никто не вдавался в подробности, где проходит улица, где кладбище, и стена была построена по этой границе, которая была утверждена. Она прошла сквозь улицы и кладбища — разделила семьи. На той же Бернауэр-штрассе одна сторона относилась к советскому сектору, а другая — к французскому, и граница проходила через фасад домов. Окна стали замуровывать и людей насильно выселять из домов. Люди выпрыгивали из окон, чтобы перебежать на западную сторону. Появились первые жертвы стены.


    Церковь на Бернауэр-штрассе попала при разделе на восточную территорию. Долгое время власти ГДР просто не знали, что с ней делать. До 1985 года она простояла немым укором. 28 января 1985 года ее взорвали.

    Западный Берлин располагался на ГДРовских картах белым пятном посреди страны. И несмотря на то, что стеной огорожен был Западный Берлин, замурованными ощутили себя жители Восточного Берлина — ее присутствие ощущалось в негласных запретах. Стена была построена так, чтобы она не особо была видна. Ее покрасили в стерильный белый цвет. И подойти к ней особо было нельзя. Люди жили на улицах, которые были перерезаны посередине. Они слышали вдалеке шум машин и детский смех, весело дребезжали школьные звонки. Но здесь, на этой стороне, все знали, что ТАМ они не будут никогда.

    Сегодня, сев в метро на красную линию U2, за 40 минут можно переехать с Востока на Запад. По дороге есть остановка «Потсдамер платц» — сегодняшний современный деловой центр Берлина. Сейчас кусок земли здесь на вес золота. За эти годы выросли небоскребы. А в 1961 году после строительства стены эта площадь надолго стала пустынной. И в таком виде ее теперь можно увидеть лишь в фильме Вима Вендерса «Небо над Берлином». Этот фильм был запрещен в ГДР, потому что главные герои фильма — ангелы, существа, как известно, бесплотные, проходят сквозь стену. В ГДР это посчитали нарушением государственной границы. С высоты ангельского взора город казался единым, но внизу каждый упирался в стену.

    Стена — это глобальное фортификационное сооружение, которое в разных своих частях имело до одиннадцати заградительных полос, в один прекрасный день, 9 ноября 1989 года, оказалась сметена мощнейшим людским потоком. Ее как-то очень быстро разобрали и уничтожили, так что по городу пришлось провести красную линию, там где она проходила, — чтобы помнить. На двенадцати километрах ничейной земли, там где стояла стена, на юге Берлина проложили дорогу, а вокруг посадили деревья сакуры, подаренные японцами.

    Это место называется теперь «японский уголок», и когда ты идешь под цветущими деревьями по длинной дороге, очень трудно представить, что когда-то для многих здесь был просто конец мира.

    Франк Кастрофф, главный режиссер берлинского театра «Фольксбюне»:

    «12 августа 1961 года поздно вечером мы с бабушкой возвращались из кино со стороны Западного Берлина. Мы не поняли, что происходит: солдаты национальной армии ГДР разматывали огромные мотки колючей проволоки. С другой стороны ходили американские патрули. Только на следующий день стало понятно, что город режут, как по живому.

    Через год я должен был идти учиться в католическую гимназию, она находилась в Западном Берлине. Я каждый день приходил и смотрел, как на моих глазах растет стена — ее складывали из больших серых блоков. Туда, за стену, я попаду еще не скоро — только в 1981 году, когда меня позовут в Кельн ставить спектакль».

    Аннет Крушке, актриса:

    «Я училась в киношколе имени Конрада Вольфа в Бабелсьберге. Киношкола располагалась в нескольких виллах, например ректорат был в той вилле, где жил Сталин во время подписания Потсдамских соглашений. Для того чтобы попасть в ректорат, нужен был спецпропуск, так как это была уже приграничная территория — все студенты имели такие пропуска. И вот у нас там была столовая, которая окнами как раз выходила на озеро Грибниц — это такое малюсенькое озерцо, посередине которого проходила граница, а на другой стороне был парк, и мы, сидя за обедом, могли наблюдать, как на той стороне гуляют мамы с колясками, парочки, видели, во что они одеты. Если бы я, допустим, захотела спуститься к воде, меня могли бы убить — у армии был приказ: стрелять на поражение».

    Альви Нахтве, художник:

    «Вообще вот интересно, что случилось со стеной, как молниеносно она исчезла. Ее разобрали на кусочки, некоторые из них продаются в музее «Чекпойнт Чарли» по 5000 евро. Некоторые вывезли в Америку. Стена с западной стороны была вся разрисована, в отличие от восточной — там она была белой. Есть много изданий с фотографиями рисунков стены. Здесь теперь люди делают хороший бизнес на стене. Будьте осторожны, если вам предлагают втридорога купить кусочки стены, это может быть бетон с соседней стройки».

    Подписка на новости Seasons

    • 272
    Рекомендуйте друзьям

    2015 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital