• 1094
Рекомендуйте друзьям

Далекая, окруженная детскими книжными впечатлениями Кения — страна, где под прямыми лучами солнца почти невозможно загореть, но можно почувствовать силу дикой природы и научиться ее уважать.



Восточная Африка, Кения, национальный заповедник Найроби. Нас семеро смелых. Наш проводник и шофер — Вамбуа — из племени вакамба, одного из пятидесяти населяющих Кению племен. В мирной, туристической жизни это находчивые добрые люди. В обычной деревенской — ловко и точно стреляющие из луков охотники, пробивающие выстрелом масайский щит из воловьей кожи. Вместе с Вамбуа мы едем в Национальный парк — одну из главных достопримечательностей Найроби в надежде увидеть львов, леопардов, зебр, жирафов, антилоп. Парк начинается в нескольких километрах от Найроби и уходит в саванну. У горизонта стелится синий дым. Он заволакивает холмы.

Кругом покой, тишина и неподвижный воздух, в котором мерно рокочет мотор нашего джипа.

Иногда здесь случаются чрезвычайные происшествия. Недавно львы вышли за границу заповедника и напали на ближайщую ферму: фермер, обороняясь, застрелил двух животных. Но это редкий, исключительный случай. В Кении, которая всегда славилась львиными охотами, сейчас львов не убивают. Профессиональные охотники теперь работают инспекторами по охране животных в национальных парках. Это отличные работники, любящие и знающие повадки зверей.

Мы медленно едем по красной дороге, кругом — саванна, акации, небольшие рощицы. Я чувствую, как ожидание сменяется разочарованием. Зачем накрепко запираться в машине? Излишняя острожность. Может быть, только ради того, чтобы пощекотать нервы простакам? Но вот, наконец, мы натыкаемся на коричневых двуногих существ — они идут по ложбине с низко опущенными головами и что-то ищут в земле. Вблизи оказывается, это облинявшие страусы, растерявшие свои пышные балетные пачки. Они выбираются на дорогу, и Вамбуа останавливается, пропуская птиц. Но они не торопятся, их совсем не смущает наше присутствие. Крупная птица поворачивает к нам голову, и я вижу ее блестящие злые глаза. Она как бы нехотя отходит от машины, и мы едем дальше. Через несколько метров Вамбуа опять тормозит: в траве стоит изящное, небольшое животное — газель Гранта. Я замечаю его, лишь когда оно начинает двигаться. Неподалеку пасутся жирафы. Над пышными кустами поднимаются их маленькие головки на длинных шеях с короткими рожками, торчащими, как перископы. Жирафы объедают верхушки кустов. Дорогу нам преграждает стая павианов, они забираются на крышу машины, усаживаются на радиатор, верещат, тянут свои черные жесткие лапы. Пережив нашествие обезьян, мы медленно движемся дальше. Из-под колес, скрываясь в высокой густой траве, удирают суетливые пестрые цесарки.


Вдруг в саванне начинается какое-то движение, от которого рябит в глазах — зебры бегут!
В траве видны только их полосатые спины. Зебры останавливаются на открытом месте и, сбившись в кучу, опасливо озираются. Когда мы подъезжаем к ним совсем близко, они уже мирно пощипывают траву, поразительно напоминая домашних лошадей.


Дым на горизонте становится гуще, жгут пастбища. Вамбуа рассказывает, как недавно на Килиманджаро был страшные лесной пожар, который гасили две тысячи человек. Шли тропические ливни, а огонь бушевал, трескались скалы, пламя поглощало пастбища, диких зверей. Они бежали все вместе — слоны, антилопы, зебры. Считают, что виновниками пожара были охотники за медом: они выкуривали пчел, живущих в дуплах, забыли погасить огонь, и лес загорелся.

Вамбуа петляет по красным дорогам заповедника в поисках львов. Ближе к вечеру они охотятся, а потом отслеживаются в рощах и кустах. Сейчас уже шесть — время отдыха. Раньше на них в это время охотились: лев, не успевший переварить пищу, бегает с трудом и нападает неохотно. Но если обстоятельства вынуждают его к нападению, лев, оттолкнувшись от земли, летит на свою жертву, как мина.

Вамбуа поворачивается к нам и, понизив голос, говорит:

— Симба!

Огромная, сытая львица лежит на небольшом возвышении среди травы, величественно приподняв красивую голову. Как она царственно безразлична!
Лишь изредка шевелит ушами, прислушиваясь к звукам, доносящимся из саванны. В воздухе раздается тонкий свист птиц и цикад, щелканье и жужжанье наших камер. Львице это надоедает, она равнодушно зевает, показав здоровую великолепную пасть и ложится спиной к машине, откинув в сторону длинный хвост. Только нервное движение кончика хвоста выдает ее раздражение из-за нарушенного покоя. С другой стороны холма вторая львица катается на спине, как большая кошка. Сквозь тонкую шерсть просвечивает розовое брюхо, и задранные лапы кажутся мягкими, ласковыми — свободное изящное животное.


Льва мы заметили не сразу. Из колючек вышел могучий зверь с темной гривой, встал и гордо поднял голову, раздумывая, куда идти. И тотчас на почтительном расстоянии от него замер наш эскорт. Лев был так могуч и так грозен, что никто не посмел даже высунуться из машины...

У животных в Национальном парке есть относительная свобода — жить под неусыпным наблюдением. У людей — возможность заглянуть в сокровенные глубины Восточной Африки.

  • 1094
Рекомендуйте друзьям