• 727
    Рекомендуйте друзьям

    Сесть в машину, выехать из Москвы на Новорижское шоссе, миновать Волоколамск, приехать в крошечное местечко Ярополец и провести там день. В прошлом, которое соединяет русскую усадебную культуру, царя Алесея Михайловича, Екатерину Великую, Баженова, Пушкина. Успеть застать и запомнить эту красоту.



    Впервые село Ярополец упоминается в XVI веке. В 1684 году правившая тогда царевна Софья пожаловала обширное ярополецкое имение с окрестными «селами и приселками» Петру Дорофеевичу Дорошенко — низвергнутому в ходе длительной борьбы гетману Украины. Сыновья гетмана поделили наследство, старая часть села осталась за потомками Дорошенко (позднее здесь появилась усадьба Загряжских-Гончаровых), а вторая половина была продана Григорию Петровичу Чернышеву, принадлежавшему к поколению «птенцов гнезда Петрова».



    Устроенный на французский манер, парк Яропольца был одним из лучшиx в России. Тремя террасами он спускался к водному зеркалу большого пруда, названного красным на главной аллее были фонтаны, повсюду стояли скульптуры.


    После смерти Григория Петровича поместье унаследовал средний сын, Захар, он и стал основателем усадьбы, которую современники называли русским Версалем. В 1760-е годы генерал-фельдмаршал Захар Григорьевич Чернышев начал растянувшееся на годы строительство. Между 14 селами и деревнями были проложены новые прямые дороги, а в самом Яропольце с размахом построена барская усадьба с дворцом, храмом, служебными зданиями и огромным парком. Центром градостроительной композиции стала просторная площадь перед дворцом, обведенная каменной стеной с пятью воротами, от которых в разные концы вотчины устремлялись лучи проспектов. Эта схема идеального в тогдашних представлениях города-резиденции сближала Ярополец с Версалем.


    Посреди поля высится грандиозный по меркам села xрам, необычная композиция здания, составленного из двуx одинаковыx купольныx объемов, породила легенду, что граф Чернышев задумывал возвести театр.


    Устроенный на французский манер, парк Яропольца был одним из лучших в России. Тремя террасами он спускался к водному зеркалу большого пруда, названного Красным. На главной аллее били фонтаны, повсюду стояли скульптуры. А в 1775 году в честь приезда Екатерины II на нижней террасе воздвигли обелиск, облицованный цветным мрамором и гранитом. Сегодня он — последнее из сохранившихся в парке украшений, свидетель звездного часа Яропольца, когда здесь гремело пышное торжество: фейерверки, музыка, высший свет.

    Государыня осталась довольна, даже заметила, «что если бы Ераполч был ближе к Москве, выбрала бы его себе». Ярополец Чернышевых даже сейчас, после многих разрушений, производит сильное впечатление, как масштабом замысла, так и оригинальностью архитектурных сооружений. Собор нетипичной для того времени архитектуры, властно раскинувший крылья хозяйственных служб дворец, парк с причудливо изогнутыми деревьями. Усадьба Чернышевых завершается прудом, и за ним начинается усадьба Загряжских-Гончаровых.


    Ярополец Загряжскиx-Гончаровыx доносит полноту внешнего облика и поэзию старинного дворянского гнезда.


    Каменный дом, сохранившийся до наших дней, был построен в самом конце XVIII века. Знаменит он не только архитектурой (есть основание считать, что его строил архитектор И.В. Еготов, ученик Баженова и Казакова), но еще и тем, что здесь бывал Пушкин — в этом имении родилась и выросла мать Натальи Николаевны Гончаровой.

    «В Ярополиц приехал я в середу поздно, — писал Пушкин жене в 1834 году, — Наталья Ивановна встретила меня как нельзя лучше. Я нашел ее здоровою, хотя подле нее лежала палка, без которой далеко ходить не может. Четверг я провел у нее... Ей очень хотелось бы, чтобы ты будущее лето провела у нее. Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце и разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому ходил я на поклонение».

    Несмотря на утраты, Ярополец Загряжских-Гончаровых— редкий пример сохранности почти всего усадебного комплекса в его органичном деревенском и природном окружении. Ансамбль отличается цельностью и завершенностью архитектурного образа. Оказавшись на парадном дворе перед колонной лоджией дома, одновременно обозревая храм, полукружие служб с башнями, «шахматные» ворота, дом управителя и по другую сторону спускающийся к реке парк, проникаешься законченностью всей композиции. Она делает Ярополец точным слепком «образцовой» русской усадьбы. Именно такими дворянские гнезда предстают в прозе, поэзии и воспоминаниях XIX века.

    Подписка на новости Seasons

    • 727
    Рекомендуйте друзьям