• 2757
Рекомендуйте друзьям

Семь композиций, которые настроят на праздничный лад.



«Рождественская оратория» — Иоганн Себастьян Бах

«Рождественская оратория» Иоганна Себастьяна Баха — конечно, первое, что приходит в голову, но если обращаться к рождественской музыке, без нее правда не обойтись. Это — самое начало, хор поёт «Празднуйте, ликуйте», что и делают сотни слушателей, собравшихся на адвентский концерт в церкви Фрауэнкирхе в Дрездене.



«Рождественская елка» — Ференц Лист

Нечасто звучащий цикл Ференца Листа из 12 фортепианных пьес, озаглавленный «Рождественская ёлка» и посвященный старшей внучке — тринадцатилетней Даниэле фон Бюлов. Это совсем не тот фортепианный Лист, к которому мы привыкли: тут ни огня, ни сотрясающей виртуозности, ни философских исканий. На известной фотографии, где запечатлены пятеро внуков Листа, Даниэла предстаёт девочкой с косичкой в платье с множеством оборок: её заинтересовало что-то за пределами кадра, и она смотрит вбок с вниманием и застенчивостью. Подарок, который она получает от деда — как будто ей под стать: это череда музыкальных зарисовок, где в пределах звучания фортепиано волшебным образом звонят колокола, поёт маленький хор в церкви, приходят поклониться пастухи, зажигаются на ёлке огни.



«Рождественская оратория» — Камиль Сен-Санс

Совсем молодой Камиль Сен-Санс, которому едва минуло 20 лет, пишет «Рождественскую ораторию» — сочинение такой пленяющей мелодической красоты и прозрачности, что оно не стало частью масскульта по какому-то недоразумению. Tecum Principium — пожалуй, наиболее наповал-разящий терцет из Оратории, написанный для сопрано, тенора и баса, которые летают в облаках, поют и купаются в нектаре, нагнетаемом арфой.



In terra pax — Джеральд Финци

Английский композитор Джеральд Финци не очень широко известен за пределами Англии, где его и играют, и слушают. Основная масса его музыки — хоровые сочинения в поэтичном, отрешенно-ностальгическом ключе, характерном для английских композиторов начала ХХ века. Тотчас слышная, абсолютно «островная» английская интонация, плохо соотносящаяся с тем, что в тот же момент писалось на континенте, объясняется опорой на старинные народные песни и религиозные гимны, а также упрямым антиурбанизмом. Англичане как будто не хотели замечать приходящих в европейскую музыку танков, роботов и косилок, и еще очень долго в их музыке мигают звёзды, дуют ветры, звучат ренессансные мотеты и реют «зелёные рукава». In terra pax — пятнадцатиминутный рассказ о чуде для хора, двух солистов и оркестра на стихи Роберта Бриджеса и текст Евангелия от Луки — отправляет слушателя прямиком в провинциальную Англию — заиндевелые пастбища на холмах, тёмное чистое небо, звезда.



Weihnachtsmusik — Арнольд Шёнберг

Рождество 1921: Арнольд Шёнберг пишет обработку рождественской колядки 16 века для идиллического камерного состава с гармоникой; вероятнее всего, по случаю празднования в домашнем или дружеском кругу. Получается лучезарный рождественский хорал, скромное, не без немецкой умильности славословие. Шёнберг, к тому же, не упускает случая композиторски поразвлечься, берет самую бесхитростную тональность, зато выполняет в ней небольшой полифонический кульбит, воедино сращивая две рождественские мелодии: «Es ist ein Ros entsprungen», где родившийся младенец сравнивается с чистой розой, волшебным образом появившейся посреди зимы, и «Stille Nacht, heilige Nacht», («Тихая ночь, святая ночь»), рождественской мелодией, которую все знают. Чтобы понять, насколько нетипично подобное высказывание для Шёнберга этого периода, можно послушать сочинённую в том же году фортепианную сюиту.



«Мессия» — Георг Фридрих Гендель

Да, это «Мессия» Генделя: ну потому что можно тысячу раз искать и находить новую музыку, и рождественскую в частности, а потом опять слушать этот хор, доходить до того места, где они восклицают «Wonderful!», а оркестр изображает хлопающие крылья, и понимать, что ничего больше не нужно.

  • 2757
Рекомендуйте друзьям