• 698
    Рекомендуйте друзьям

    СДАЛА

    Бежишь с заполненной зачеткой — в деканате бурление, громоздятся ведомости, пахнет принтером и старым паркетом, согретым на солнце; слоняются должники, волнуются абитуриенты. Тебе легко и счастливо, ты пуст, ты все: перешел в следующий класс. Оставляешь истрепанную синюю корочку на столе — и прямо из кабинета шагаешь на свободу.


    ЩАВЕЛЬ

    Бутылка-брызгалка с сипом всасывает воздух запавшими щеками; среди салатных кудрей розовеет влажная редиска. Два косматых зеленых пучка в дуршлаге: суровая нитка, которой они обвязаны, добела уходит в мякоть пальца, не хочет рваться — придется разматывать. Долгожданный щавелевый запах, солнечным сгустком растекается в бульоне желток.

    ПАРАД

    Открою глаза, а там все в цвету. Оцепленный и перекрытый, город одуревает от черемухи. Мама любит Девятое мая — на завтрак будет морс, и овечий сыр, и травы на блюде бухарской лазури, и холодная миска оливье с умопомрачительным сладким горошком. Будет пятичасовая дорога на дачу, кивающая рассада и спаниель в соседней «семерке», рассеченное самолетами небо, поиск шампуров, шкворчание, печеный лук, плачущий карамелью. Все это не может не произойти, оно заранее известно, и поэтому знаю: со мной ничего не случится.

    ПОЗДНО ТЕМНЕЕТ

    ...и какое же это счастье. Прибывающий день, круглый и розовый, с обязательной грозой в сердцевине и сиренью по краям, катит на тебя теплыми сильными волнами, ночь тает на глазах куском сахара в молоке.

    ЧЕРЕШНЯ

    Как любовь, черешня настигает неминуемо и нежданно. В отличие от любой другой еды она вступает в свои права, и есть в этом нечто сладостно предопределенное. Черешня — это миф, культ, обряд: ритуальные два кило за один присест, таз, пламенеющий посреди стола; город Мелитополь, волшебно, рубиново обретающий бытие раз в году; это полный рот круглых косточек, непременные «сережки» на уши из самых хорошеньких парных ягод.

    КАПУСТНИЦА

    Ее всегда замечаешь постфактум: только что была тут, оставила в воздухе тающий лимонный трепет — самая первая, глупая, нежная. Неужели лето?

    БИТУМ

    Глиссада ночного Садового — мы мчимся, по параболе снимая стружку с пространства, Москва смазана в искристый студень. Ничего не знаю про завтра, про через час, про следующую секунду. Все взмыло и разъялось, как расстрелянный витраж. Кисея жужжащих фотонов, потеки вывесок и обменников, река, парализованная свечением: внезапно вернувшись, жизнь падает тяжелым теплым ливнем, я оглохла, как смертник, которому зачитали на эшафоте приказ о помиловании. Впереди алая запруда, ремонт дороги — сквозь удушливый пар, над квадратными шлепками раскаленной магмы вразнобой мерцают желтые стрелки.


    Подписка на новости Seasons

    • 698
    Рекомендуйте друзьям

    2015 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital