• 2294
Рекомендуйте друзьям

Приход осени каждый ожидает с разными чувствами: для кого-то это начало года, для кого-то конец лета, для кого-то прелюдия к вечной мерзлоте. Для меня же осень — это театр каждый день. Фестивали Территория, Сезон Станиславского, Черешневый лес, Solo, Артмиграция, NET... Возможность посмотреть, наконец-то, то, что наделало шума «под занавес» прошлого сезона и попасть на то, что выпускается в начале нового.



Почти в каждом театре осенняя афиша обещает какую-нибудь интригу:

эпический «Царь Эдип» Софокла режиссера Римаса Туминаса в Вахтанговском, уже отгремевший триумфальной премьерой на исторической родине драматурга;

мольеровский «Тартюф» Филиппа Григорьяна в «Электротеатре», обещающий настоящий эстетический восторг и весьма замысловатую концепцию;

«Барабаны в ночи» Бертольда Брехта в Театре Пушкина, поставленный восхитительным Юрием Бутусовым — в прошлом сезоне его «Кабаре Брехт» ошеломило театральную Москву;

неподражаемая Саша Денисова в ЦИМе выпускает, наконец, «Отель «Калифорния» о легендах рок-н-ролла,

Театр Табакова начинает сезон ремейком своего легендарного спектакля «Матросская тишина» по пьесе Александра Галича — спектакля, сделавшего настоящими звездами Владимира Машкова и Евгения Миронова;

в Сатириконе «Сирано де Бержерак», в РАМТе «Демократия» Майкла Фрейна, «Мастер и Маргарита» у Женовача...

В общем, если вы хотите успеть везде — попрощайтесь с близкими до декабря. Но лучше, растяните удовольствие на весь сезон, а осенью ловите то, что не успели посмотреть или не терпится увидеть.


«Машина Мюллер» Кирилла Серебренникова
в Гоголь-центре

У меня есть знакомый критик, которого я, к слову сказать, чрезвычайно ценю и уважаю, но из зала мы выходим всегда с очень разным багажом. Да что там далекий критик, когда близкий муж, которому по всем законам жанра положено смотреть с тобой в одном направлении, глядит исподлобья на твои пост-премьерные восторги. И, вроде, давно вместе, и образован, и даже местами насмотрен, ан нет, «Машину Мюллер» не переварил, споткнулся. Имеет право! Думаю, был не в одиночестве. Я же — не помню как дошла от Гоголь-центра до Чистых прудов, пытаясь справиться с «чем-то», переполнявшим меня, и еще два дня боялась разговаривать, чтобы не расплескать.

Все потрясения ХХ века в изложении немецкого драматурга Хайнера Мюллера и русского режиссера Кирилла Серебренникова уложились в одно мое личное потрясение.

Личным потрясением мужа стали двадцать перформеров-танцоров два часа демонстрирующих свои обнаженные сакральности толерантной публике. Оптика была сбита, и пройти сквозь этот волнующий строй к смыслу его здравый смысл отказывался. Голый человек на сцене, даже один, даже ненадолго — это уже опасная зона, а двадцать и 2 часа — почти прыжок в бездну. Серебренников прыгнул и, по-моему, сделал просто невероятный спектакль. Прыгнул он не один, а в весьма неожиданной компании — главные роли в спектакле исполнили интеллектуал и нарушитель спокойствия, режиссер Константин Богомолов и женщина, чей безупречный статус «жены маэстро» обеспечивает ей абсолютную нравственную неприкосновенность — Сати Спивакова. Дуэт удивительный и чрезвычайно уместный.

Возможно, восседай кто-нибудь другой на обнаженном атланте, как в кресле, и неловкости было бы не избежать, но только не Она.

Но насколько ожидаемым было то, что Богомолов и Спивакова внимание к себе притянут, настолько неожиданным было то, как прекрасные обнаженные декорации превращались в свою полную противоположность — в содержание — глубокое, невероятно трагическое и пронзительное.Спектакль, созданный по пьесам величайшего драматурга послевоенной Европы Хайнера Мюллера «Квартет» (основанный на «Опасных связях» Шадерло Де Лакло) и «Гамлетмашина», возможно, не наполнит ваш вечер «блаженной истомой», но шансы, что он может стать одним из ваших сильнейших театральных переживаний, у него высоки.

Фотограф — Ира Полярная.


«Князь» Константина Богомолова
в Ленкоме

В конце прошлого сезона на сцене Ленкома прошла премьера нового спектакля главного столичного хулигана, интеллектуала и провокатора Константина Богомолова «Князь». Его интерпретацию истории князя Мышкина с замиранием сердца ждала не только Москва театральная, но и Москва гламурная. Богомолов, похоже, это учел и сделал спектакль намеренно с публикой не заигрывающий, а если и заигрывающий, то на поле жестко провокативном, а местами даже шокирующем.

В предыдущей реинкарнации Мышкина в театре Пушкина Богомолов соединял «Идиота» со сказкой Гоцци «Турандот», в ленкомовском варианте ключом к пониманию становится фраза Федора Михайловича про «слезу ребенка». Пуще всего ценящий в актерах отстраненность и сам блистательно ее демонстрирующий, Богомолов на роли Рогожина и Аглаи пригласил звезд Ленкома Александра Збруева (с которым уже работал в «Борисе Годунове») и Елену Шанину.

Главной же интригой премьеры была неожиданная замена исполнителя главной роли Мышкина накануне премьеры — актер... внезапно был заменен режиссером Богомоловым на актера Богомолова.
Замена столь радикально концептуальная, что заставляет усомниться в ее внезапности.

Но любитель интеллектуальных игр Богомолов либо становится «любовью навеки», либо вызывает приступы тупой ярости. К какой группе примкнете вы, можно выяснить только опытным путем. Я, очевидно, отношусь к первой, поэтому могу порекомендовать только не сильно настраиваться на Достоевского, пристегнуть ремни и приготовится к полному Диснейлэнду.

Фотограф — Александр Стернин.


«Заводной апельсин» Филиппа Григорьяна
в Театре Наций

Театр Наций сезон начинает весьма радикально — Филипп Григорьян готовит к премьере «Заводной апельсин» Энтони Берджесса.

Основанный на личной трагедии автора, роман Берджесса стал культовым с момента публикации и послужил основой для не менее культового фильма Стэнли Кубрика. Григорьян обращается к обоим первоисточникам. Русификация текста происходит в спектакле с помощью Google Translate, отчего все герои говорят искаженным «компьютерным» языком.

Для Григорьяна — режиссера, работающего в эстетике визуального театра (театра художника), намеренная неполноценность языка вполне компенсируется визуальными и пластическими образами, недаром жанр своих спектаклей Григорьян определяет то «токсичный китч», то «драматический перформанс».

Фотограф — Мария Зайвый.


«Мнимый больной» Сильвиу Пуркарете
в Театре им. Вахтангова

На сцене театра им. Вахтангова ожидается премьера «Мнимого больного» Жана-Батиста Мольера — событие отнюдь не московского масштаба, поскольку ставит его румынский режиссер с мировым именем Сильвиу Пуркарете.

Главреж Вахтанговского Римас Туминас потратил два года на то, чтобы получить согласие на постановку от основателя Лиможской театральной академии, кавалера ордена литературы и искусства Франции Пуркарете. Мировые знаменитости все чаще появляются в программках столичных театров, но пока это скорее исключение, чем правило. Главную роль исполнит Сергей Маковецкий.

Но не стоит настраиваться исключительно на легкую комедию положений. Наставляя актеров перед показом, Пуркарете уточнил: «есть вещи, которые должны вызывать у зрителя только легкую улыбку. „Мнимый больной“ — именно такая вещь». Но маэстро немного лукавил — гэгов и эффектных выпадов он приготовил предостаточно.

Фотограф — Валерий Мясников.




Что еще нового?

Кроме многочисленных премьер, на театральной карте Москвы за лето произошли еще некоторые «тектонические сдвиги».

В сентябре переезжает из студенческого подвала на Чаплыгина во вновь отстроенное здание на Садовом Табакерка.

Открывается малая экспериментальная сцена в «Электротеатре», создаваемая специально для режиссерских дебютов.

Художественный руководитель ЦИМа Виктор Рыжаков объявил о создании нового театра «Июльансамбль» на базе своего курса в школе-студии МХТ, спектаклем которого «Современный концерт» и открывает сезон ЦИМ.

А искрометные «брусникинцы» официально стали резидентами театра «Практика» и выпускают там осенью две премьеры — поэтического «Кандида» и пелевинского «Чапаева и Пустоту».


Кроме того, в начале года традиционно на сцене театрального центра на Страстном пройдут фестивали «Артмиграция», на котором совершенно бесплатно можно будет в течение недели смотреть спектакли молодых режиссеров, привезенные из региональных театров России. Спектакли выбираются на конкурсной основе, поэтому шансы увидеть там весьма достойные работы очень высоки.

Вскоре после Артмиграции на той же площадке стартует фестиваль Solo. Это фестиваль моноспектаклей, в рамках которого, например, привозились спектакли Боба Уилсона и Яна Фабра. В этом году у зрителей будет возможность увидеть на сцене Дени Лавана — того самого, из фильмов Лео Каракса, в спектакле «Красная машина», приобщиться к системе великого Гротовского в спектакле «Камилла» про Камиллу Клодель, привезенный Институтом им. Ежи Гротовского, послушать невероятного Ивана Вырыпаева в исполнении американца Стивена Окснера в «Сентенциях Пантелея Карманова» или проникнуться завораживающими экспериментами с текстом режиссера КЛИМа в «Ветеране».

В общем, скучно не будет.

  • 2294
Рекомендуйте друзьям