• 1426
Рекомендуйте друзьям

Путь одуванчика очень похож на нашу историю, историю Seasons. О том, как из маленького перелетного зернышка родилось целое веселое и солнечное семейство, рассказывает главный редактор Оля Сергеева.


Ты помнишь свой первый рабочий день?

Помню день в конце апреля 2002 года, когда все началось. В тот момент я полгода была в декрете, выращивала маленького Федю и дико скучала без работы. Случается такое у мам в декрете. И тут раздался звонок. Меня пригласила на встречу Лена Мясникова, в то время главный редактор Cosmopolitan и генеральный директор издательского дома Independent Media.

Я очень волновалась – Лена была для меня мифическим, далеким персонажем, я встречала ее в коридорах издательского дома, когда работала в журнале Marie Claire. А оказалась она очень теплой, живой. Лена предложила мне заняться журналом «Культ личностей», был такой российский аналог Vanity fair. Но со звездами у нас в стране всегда было не очень, и журнал себя тоже к тому моменту чувствовал не очень.

Я честно сказала, что не вытяну этот проект.

И тогда Лена задала мне вопрос: «А что бы тебе хотелось делать?» Это была точка перемены судьбы. В фильмах в этом месте всегда играет музыка, а в жизни – все было как всегда, и ничего не екнуло у меня внутри.
Я только сказала, что мне нужно подумать немножко прежде, чем ответить. И мы договорились увидеться через пару недель.


Я поехала на дачу с семьей. А на даче – как всегда: посадить цветы, прибрать дом после зимы, сесть на солнце всем вместе на первый уличный завтрак под цветущей яблоней. И вот я всем этим занималась и думала, что хотела бы делать журнал про обычную жизнь, спокойный, нежный, в этом поле тем: дом, сад, путешествия, еда, семья, друзья, дети.


И вот, вернувшись в Москву, я пришла к Лене и все это ей рассказала. Оказалось, что многое в этом моем будущем журнале было и про нее. У Лены свой загородный дом, очень красивый, с прекрасным садом, который она вырастила сама, со старыми березами, которые достались от прежних владельцев, с огромной террасой. И, видимо, я в какой-то секретный сад ее души зашла с этой своей мечтой, ну, и это был 2002 год, когда все еще было очень хорошо в глянцевом мире. Лена сказала: «Давай попробуем».


Она дала мне с собой стопку голландских журналов про дом, сад, интерьер со словами: «склей из них свой журнал – через месяц встретимся и посмотрим». Я уехала на дачу и, пока Федя днем спал, вырывала страницы с картинками, шрифтами и клеила журнал. К сожалению, он потерялся в какой-то из наших переездов. Но, в целом, он был пусть смешным, но прообразом того журнала, который есть сейчас. С теми же темами: дом, сад, путешествия, еда. В кипе голландских журналов Seasons был единственный с понятным мне, не голландским названием. И вот наступил день, когда я приехала к Лене на дачу со своим склеенным журналом, примерно как Буратино с азбукой.

Там уже был Дерк Сауэр, владелец «Индепендент Медиа». И мы втроем: Лена, Дерк и я – рассматривали журнал, лежащий на теплых досках террасы. И они сказали: «Давай делать. В сентябре выходи на работу, в марте выпускаем первый номер». Все случилось очень легко. И за эту легкость я им бесконечно благодарна. В сентябре меня познакомили с Леной Кудозовой, издателем, и Галей Грозной, первым арт-директором Seasons, и мы втроем начали делать журнал, которого никогда не было. Лена и Дерк дали нам полную свободу.

То, как строилась работа журнала тогда и сейчас – это разные процессы или похожие? Что изменилось внутри?

Мы пришли в крупный издательский дом, в котором уже были свои законы, правила, этика. Нам дали офис, бюджет, который мы можем тратить на журнал. И мы начали работать вот в этих рамках. Но свобода у нас была всегда – выбирать темы, героев, выстраивать проект.

Сколько человек делало журнал на старте?

Семь человек в редакции и семь человек в отделе рекламы и маркетинга. Мы создавали журнал, которого не существовало раньше, придумывали его, как волхвы-первоклассники. Причем, мы придумывали не только журнал, но читателей. Люди Seasons – это люди, которые занимаются своим домом, садом, предпочтут домашнюю вечеринку походу в ресторан, которые сами придумывают маршруты своих путешествий, но не из-за экономии, а потому что хотят быть авторами собственной жизни. Это сейчас таких людей много, а тогда – только-только тот самый креативный класс возникал.

Расскажи про людей, которые тебя вдохновляли или были твоими наставниками?

Самым главным вдохновением для меня всегда была команда, люди, с которыми я делаю журнал, с кем провожу, на самом деле, больше всего времени. Я даже и не вспомню уже, когда это началось, но на летучках мы всегда хохочем. Не бывает у нас серьезных статус-митингов. Смех – это связь со своим внутренним ребенком. Ты расслабляешься, и дальше легче придумывать, начинается брейнсторм, когда мы просто высыпаем на бумагу все идеи, которые приходят в голову, потом выбираем из них более глубокие, точные, интересные – и начинается работа. Это такая внутренняя структура, когда твоя же команда тебя подпитывает, усиливает.

Ну, и, конечно, герои – они наполняют и расширяют пространство души. Через новых людей входишь в новые миры. Это и есть суть журналистики. Профессия позволяет тебе побывать где угодно: на кухне невероятно крутого отеля и в монастырской пекарне, в мастерских художников, скульпторов, дизайнеров, ремесленников, поговорить с хранителем музея и лесником.

Что стало первым нежурнальным проектом Seasons?

Когда я листала голландские журналы и еще только придумывала Seasons, я все время натыкалась на анонсы событий, которые делались этими изданиями: интерьерные выставки, садовые ярмарки. И мы решили тоже попробовать. В сентябре 2004 года мы сделали первый фестиваль Seasons. Он проходил в саду Эрмитаж. Возможно, это вообще был первый подобный фестиваль – под открытым небом, не про музыку, про жизнь. Усадьба Jazz, «Пикник Афиши», фестиваль Seasons – все мы начали в один год.


Как случилось, что вы отделились от большого издательского дома и стали самостоятельными?

Это произошло осенью 2010 года, а началось все за два года до этого. В тот момент «Индепендент медиа» уже принадлежал финнам и назывался Sanoma Independent Media. И вот финны, подводя итоги кризисного 2008 года, решили, что наш проект надо закрывать. И тогда во второй раз Лена Мясникова сыграла роль доброй феи и предложила мне посчитать бюджет, при котором есть шанс сохранить Seasons. Помню, как я целую ночь провела над длиннющей распечаткой нашего бюджета: доходы, расходы, EBITDA... И к утру немножко разобралась. Если у тебя не двадцать пять человек в штате, а четыре, не десять номеров в год, а четыре, не большой офис, а пятнадцатиметровая комната – шанс выжить есть. Это было трудное время: сказать людям, с которыми ты был почти что семьей, что нужно расставаться.

И вот в 2009 году мы стали работать так: четыре человека в штате – Женя Казарновская (все журнальные съемки и разработка креативных идей для школы и фестивалей), Оксана Артамошина - директор по рекламе (супер-важная история – продавать партнерам рекламу в журнал и на фестивали), Иветта Бирюкова (фоторедактор и работа с документами) и я. Остальное – силами фрилансеров. Мы собирали команду на выпуск каждого номера журнала, на фестивали (в тот год мы сделали четыре, по временами года), на школу Seasons (которую придумали вдвоем с нашим креативным директором Женей Казарновской, сидя в «Хлебе насущном»). Тогда же к нам в команду пришла Даша Шадрина – делать фестивали.


Прошел год, и все-таки цифры, которые мы получили в результате – не были убедительны для финнов. И тогда Лена Мясникова предложила мне взять лицензию на бренд Seasons of life, отделиться и начать свой собственный бизнес. Это была весна 2010 года, мы только-только провели на дизайн-заводе «Флакон» первый фестиваль «Дизайн-субботник». Конечно, я испугалась, у меня же вообще-то журналистское образование, но времени бояться долго не было – и вот через полгода мы переехали в студию на «Флакон».

Когда нам показали пространство нашей будущей студии – мы сразу влюбились: кирпич, высоченные потолки, два окна в торце, ничего лишнего. Наши друзья из бюро «Архполе» помогли придумать архитектурное решение: антресоль для редакции, внизу длинные столы и кухонный остров – для занятий школы Seasons и общих обедов нашей команды.

Мы живем в студии на «Флаконе» семь лет и каждый день вместе садимся обедать – это одно из главных правил нашей общей жизни.


Какие проекты ты считаешь самыми большими достижениями в Seasons?

Те, которые начинали какой-то тренд. Фестивали. Это сейчас в каждом парке можно увидеть маркеты, фудкорты, концерты живой музыки, а когда-то мы были первыми, кто показал, что отдыхать можно вот так, под открытым небом, слушая хороших музыкантов, играя с детьми, пробуя вкусную еду в крошечных кафе, покупая вещи, произведенные талантливыми дизайнерами.

Потом мы первыми сделали школу, куда можно приходить поучиться разным вдохновляющим вещам в красивой, расслабленной, дружелюбной атмосфере. В этом году нашей школе исполняется девять лет! Представляете, за девять лет из одной школы выросло целое направление. И с «Маминым Садиком» то же самое. Весной 2012 года Юля Великанова открыла проект для мам и малышей, в котором были и занятия, и праздники, и камерные спектакли.

Мы не проводили никакие особенные исследования, просто в какой-то момент решали попробовать что-то новое – и людям это нравилось.


Наверняка из множества проектов Seasons есть какой-то самый любимый?

Сельский фестиваль, который мы делали семь лет назад на Арх-ферме. Был такой проект в деревне Бутиково Тульской области, который придумал архитектор Ваня Овчинников. Ему предложили превратить ферму с коровниками, силосными башнями, гаражами в пространство для нового типа жизни. Ваня загорелся этой идеей, и мы вслед за ним. И вот мы делали там выездные занятия школы Seasons, проводили мастерские. И в конце лета устроили Сельский фестиваль. Он был на 120 человек. Ваня нам построил длинные столы в полях. Аруся Гукасян, которая теперь владеет ресторанами Riсо, приготовила угощение на всех, это был званый ужин с фарфором, стеклом, подсвечниками – никакой одноразовой посуды. Мы привезли Алису Гребенщикову, и после ужина все гости пошли на берег озера – Алиса читала стихи русских поэтов, а хор пел произведения русских композиторов начала XX века. На чердаке коровника устроили выставку фотографий Seasons, а еще поставили кровати – и можно было заночевать на сеновале.


Где ты себя видишь через пять лет?

В деревне Seasons. Готовлю обед на свою большую команду, которая скоро приедет, и мы начнем работу над очередным номером журнала.

Мы уже пару лет говорим про такую деревеньку. В Москве есть ощущение часа пик, даже когда ты не в метро и не в пробке, слишком много всего происходит.

Хочется двигаться дальше, осваивать новые земли. Приехать в глушь и построить там мир, дающий людям свободу и простор. Деревня Seasons должна быть связана с восстановлением истории, это не просто новый коттеджный поселок. Хочется, чтобы там могли жить и работать люди, близкие по духу, чтобы был модный клуб в каком-нибудь восстановленном здании школы, с вайфаем, коворкингом и выездными уроками школы Seasons, чтобы были не только дома для жизни, но и гест-хаусы для путешественников. Хочется проводить там фестивали, жить немножко против потока, создавать место с новыми смыслами, при этом связанное с прошлым, с корнями.

В инстаграм недавно одна наша читательница написала: «Непонятно, чем «посыпан» этот журнал, но что-то в нем есть особенное». Это особенное заключается в том, что мы делаем проект не умом, а сердцем.

Нам исполняется 15 лет. Приходите к нам на день рождения!

Подписка на новости Seasons

  • 1426
Рекомендуйте друзьям