• 3847
    Рекомендуйте друзьям

    Визиты на крупные летние фестивали — Зальцбургский, Вагнеровский в Байройте, фестиваль в Экс-ан-Провансе — планируются театроманами и опытными слушателями как минимум за год; билетами нужно озадачиться немногим позднее, программы становятся известны примерно за шесть месяцев. Дягилевский фестиваль пока, к счастью, несколько более доступен, однако решение о поездке стоит принять уже сейчас, и помнить, что десять дней в конце мая-2019 у вас заняты.

    Чтобы увидеть «Лулу» Диденко-Курентзиса

    Программа Дягилевского фестиваля-2019 будет представлена весной будущего года, и можно только догадываться, насколько визионерской и неординарной она будет, учитывая тенденцию последних нескольких лет. Но организаторы фестиваля уже объявили программу открытия: это будет опера Альбана Берга «Лулу» (1929-35). Историю о чудовищной и прекрасной героине, в которой можно усмотреть и женскую инкарнацию Дон Жуана, и каббалистическую дьяволицу Лилит, будет ставить Максим Диденко: один из наиболее прогрессивных и обсуждаемых российских режиссёров; дирижировать — художественный руководитель фестиваля Теодор Курентзис.


    (1) Мастер-класс Теодора Курентзиса (2) Ромео Кастеллуччи, Теодор Курентзис, Дени Лаван


    Чтобы расстаться с жанровыми клише

    Если в 2018 вы все ещё полагаете, что опера — это где ходят и поют особым оперным голосом, оратория — где тоже поют, но уже не ходят, а балет — где танцуют, или в крайнем случае ходят, но не поют — надо что-то менять. Пожалуй, ощутить силу полижанрового, мультидисциплинарного театра так, как можно сделать это на Дягилевском фестивале, вряд ли получится где-либо ещё в России. Несколько раз за сутки зритель оказывается вытолкнут на территорию сверхъестественного, где приходится взаимодействовать с искусством в его неразложенном на полочки, синкретическом состоянии.

    Среди главных событий фестиваля-2018 были «Жанна на костре» Ромео Кастеллуччи, превращённая в радикальную мистическую монодраму поистине античной мощи, где спектакль, благодаря оркестру и хору под предводительством Теодора Курентзиса, то и дело пересекал пределы видимого; или «Не спать» — обрядовая пластическая феерия Алана Плателя, в которой фрагменты симфоний Густава Малера, (в свою очередь отправляющие в плавильный котёл стихи Ницше, фарш из вальсов и военных маршей и массивную роскошь позднего романтизма) переплетались с жутковатой африканой, записью дыхания диких животных, изумительной красоты оргическими драками и первобытно-племенной акробатикой, а под конец спектакля действие, к оцепенению и восторгу зрителей, обрушивалось в зал.

    Репетиция «Жанны на костре»: Теодор Курентзис и Одри Бонне. На заднем плане — знаменитая «дышавшая» лошадь


    Однако пересечение границ здесь — не просто в крушении жанровых ярлыков и отключении зрительского автоматизма: создатели и со-создатели лучших спектаклей Дягилевского фестиваля — из года в год, и чем дальше, тем больше — ослепительный и озадачивающий каст: представители разных школ, художественных дисциплин, национальных традиций, кураторских вИдений, на неделю создающие в уральском городе ту diversity, в которой так сильно нуждается мир в целом и Россия — в частности, и которая отсутствует у нас даже на уровне языка. Не говоря уже о том, что сидеть в кафе и видеть в окно, как по улице Ленина проносятся старые трамваи и спешат ключевые персонажи истории мирового театра последних десятилетий — это чрезвычайно приятное сюрреалистическое упражнение.

    Теодор Курентзис с исполнителями ролей Жанны и брата Доминика — Одри Бонне и Дени Лаваном (2) Гигантские световые «струны» на неделю опутали фестивальные площадки


    Чтобы услышать другую музыку

    В программе фестиваля этого года, кроме «Жанны» Артюра Онеггера — одного из главных брильянтов истории оратории в 20 веке, и Четвёртой Малера, находящейся в числе самых исполняемых его симфоний, была музыка во временном пространстве от средневековых маронитских песнопений до сочинений Леонида Десятникова, Бориса Филановского и Алексея Ретинского. Не превращаясь в принципиально «гурманский» проект, где уход от репертуарной музыки был бы самоцелью (в программе фестиваля значились ещё и такие опусы первого порядка, как «Лунный Пьеро» или «Весна Священная» — правда, в версии для двух фортепиано; в качестве биса на концерте турецких этнических импровизаций звучал чардаш Монти), фестиваль сносит границы представлений о том, что классическая музыка — это по пятку сочинений, написанных персонажами с портретов в Большом зале Консерватории.

    Пермский театр оперы и балета им. П.И.Чайковского


    Чтобы не спать

    «Не спать» — название уже упомянутого спектакля Алана Плателя, призыв, в виде гигантских букв установленный в этом году в сквере перед Пермским оперным театром, и выглядевший особенно уместно, когда публика высыпала из здания в рассвет, а также концепция ночных концертов, перформансов и действ, которыми прославлен Дягилевский фестиваль, и о которых не писал только ленивый. Это может казаться экстравагантной прихотью худрука театра, известного своей любовью к поздним началам, мистериям, свечам и затемнённым залам, но «не спать» на Дягилевском — действительно важно: распавшаяся связь дат и дней недели, чувство собственной хрупкости, которое приходит с депривацией, напряжение сил, ощущение авантюры и риска, без которых немыслим хороший рок- или электронный фестиваль, могут и должны сопутствовать «классической» музыке.

    Кафе фестивального клуба


    Чтобы посещать образовательную программу

    Всё началось с «Лаборатории современного зрителя» — комплекса мероприятий, которые пермский театр в нефестивальное время делал для своих посетителей, и которым только сейчас стали соответствовать некоторые столичные театры по степени доступности, веселой замысловатости проектов, настоящей красоте и модности выполнения, сочетанию открытости с высококлассной подачей и глубоким, сложным содержанием.

    Программа фестивального клуба — это возможность бесплатно слушать лекции и дискуссии, которые можно воспринять как полноценный, непростой образовательный курс, в ходе которого вам захочется конспектировать, задавать вопросы, напрягать память. Она действительно готовит слушателя к тому, что ждёт его в зале, даёт возможность непосредственного контакта с артистами, позволяет выпустить пар в совместных пост-спектаклевых обсуждениях, если у вас есть такая потребность, обогащает ваш зрительский опыт — в этом году в программу входили демонстрации записей спектаклей с фестиваля в Экс-ан-Провансе.

    Самое важное здесь — возможность окунуться во всё это по-настоящему, с той интенсивностью, которую вы не могли позволить себе со студенческих времён, когда ты проводишь много часов, слушая, узнавая, думая, и именно это становится нормальностью жизни, а не чем-то, что нужно на час вписать в поток каждодневных дел.

    Шатёр, где размещалась просветительская программа



    Подписка на новости Seasons

    • 3847
    Рекомендуйте друзьям