• 119
    Рекомендуйте друзьям

    Опубликовано в журнале Seasons of life, выпуск 33

    Архивные номера и новые выпуски в онлайн-магазине


    Растения на картинах эпохи Возрождения были одним из инструментов рассказа. За каждым стоял целый набор значений, поэтому ренессансный букет можно пересказать, как картину в картине.


    Темно-красный, белый и синий — три состояния богоматери. Красный — будущие страсти, белый — цвет невинности, синий — цвет надежды.


    Четвероугольный сад внутри прозрачного куба золотой проволоки: крупные неяркие цветы и стебли, тюльпаны с тонкими венами, гвоздичные головы. Листья с острым краем, на них бабочки, будто засахаренные; в нежно-розовой дрожи — земляника. В сердцевине сада, как косточка в персике, Мария в густо-синем, и кайма с канителью собирается волной над ее полупрозрачным лбом.

    Этот сюжет пришел в ренессансные изображения из Средних веков — «сад Богородицы», вертоград тайны и смысла. Иногда вокруг Марии целая райская беседка, иногда — просто обозначение сада, маленький натюрморт из двух-трех цветков в скромной вазе. Набор растений, их краски, даже положение чашечек и бутонов были глубоко неслучайны: они соединялись в отдельный смысловой план, комментирующие титры.

    Они были неуязвимы для увядания и календаря — эти ландыши и незабудки, цветущий апельсин и жасминовые ветки, худенькие лилии и ирисы или розы, нарисованные сдержанно, но с подробностью вышивки. Позже им предстоит превратиться в язык любви с развитым словарем, достаточным для письма — душистого послания без звука, без сургуча и конверта.

    Подписка на новости Seasons

    • 119
    Рекомендуйте друзьям