• 3546
Рекомендуйте друзьям

Ловим билеты, пакуем чемоданы и отправляемся в дорогу; путеводной звездой выбираем запахи дорожной пыли, морских водорослей и песка в карманах рюкзака, компасом — мох на деревьях, восход солнца в горах и черные тени на асфальте.




Oltremare. Bois 1920


Зарисовку детских воспоминаний о лете создал итальянец с певучим именем Энцо Галарди: синий флакон с золотым деревянным колпачком хранит морского джинна — нежно-голубой островок между добела раскаленным небом и дикими кустами у дорожного серпантина то появляется, то исчезает, но, ловя носом соленый запах воды и песка, понимаешь: ты почти на месте.




Pierre Guillaume. Jangala


Круизная коллекция красавца Пьера Гийома вся будто между небом и землей; Jangala — белый штрих пролетающего самолета на ослепительно-голубом небе, билет на Сейшелы в одной руке и ледяной кокосовый шейк — в другой. Полгода безумных проектов, 6 месяцев телефонных разговоров и переписки с коллегами, клиентами, партнерами — в момент, когда женский голос из динамиков сообщает о начале регистрации на рейс, кажется, что ничего этого и не было.




Anna Zworykina. Ветер с Кайласа


Была гора Кайлас. И была легенда — о том, как Кайлас опрокидывает каждого, кто посмеет на него забраться, как руки смельчаков покрываются язвами, как духи, живущие в ущельях, убивают тех, кто тревожит их покой. «Ветер с Кайласа» — не о дороге в прямом значении; он о пути к себе, пути, проложенном через можжевеловые леса, разреженный воздух, буддистские храмы с их благовониями и про пещеры, — черные-черные дома диких, нездешних зверей.




L'Artisan Parfumeur. Traversee du Bosphore


Старая маслянистая помада с щелкающим золотым колпачком. Крем для рук в скрученном жестяном тюбике. Потемневшие от времени серьги с густыми сумрачными аметистами и мелким речным жемчугом. Выцветший бархатный пуф, резная рама зеркала, меланхоличные воды Босфора из крошечного овального окна, потрепанный кожаный ремень, найденный по дороге с пляжа, — бесконечные метафоры, ни одного прозрачного намека на то, каким может быть прогулка по канатной дорожке между Азией и Европой — двумя мирами, соединяемыми разноцветным Стамбулом.




Christian Dior. Escale a Parati



Парати — совсем не та вечно танцующая Бразилия, которую мы себе представляем; крошечный городок с низкими белыми домиками, пронзительно-синим небом и лохматыми пальмами встречает обжигающим дыханием, стоптанной брусчаткой и сбивает с толку: пейзажи далекого континента слишком похожи на витиеватые улицы Санторини. Escale a Parati — личный самолет с красавцем-стюардом, ледяным грейпфрутовым фрешем и тонким кашемировым платком на плечах — капитан Франсуа Демаши знает, куда лететь. Пристегните ремни.


Lush. Dad's Garden


Проведите эксперимент: зайдите в один из магазинов Lush, попробуйте этот цитрусовый тоник, а после — почитайте невероятно трогательную легенду о том, как он создавался и кому посвящен. Затем пшикните на сгиб локтя еще немного и сравните ощущения — правда, во второй раз искрящийся лимонно-апельсиновый венок становится не таким пронзительно-ярким? Это маленькая, личная история о дороге друг к другу самых близких людей — через страны, материки и годы; Paths that Cross Will Cross Again, как пела Патти Смит.



Escada. Taj Sunset


Импульсивная поездка на море, решившаяся в двух сообщениях в WhatsUp, в ночь, в пятницу, сразу после пары коктейлей — 200 км, полтора часа, вперед — на холодный засыпающий пляж, босиком по гальке в ледяную воду, а утром — пить апельсиновый смузи, грызть кокосы и ловить волну. Идеально!

  • 3546
Рекомендуйте друзьям