• 3597
Рекомендуйте друзьям

С приходом холодов анималистичные ароматы приобретают особенную стать, но не теряют способности разгонять кровь, когда это особенно нужно.

Джуля Птоян — о пяти флаконах, внутри которых живут дикие кошки, мускусные олени и самый настоящий слон.




Adjatay, The Different Company

Стебель туберозы, оставленный в старой сумке для путешествий, пропитавший мягкую кожу сладковато-ядовитыми парами — и смешавшийся с ее собственным запахом так однородно, что не понять, с чего все началось.

Аромат-голограмма авторства Александры Моне — безупречная с технической точки зрения работа, ювелирно сбалансированная и сохраняющая равновесие между двумя анималистичными полюсами (с помощью, кстати, не менее характерных оттенков: жасмина и иланга).


Africa-Olifant, Nishane

Убийственно-прекрасная штука для парфюмерных эксгибиционистов и больших любителей кастореума.

Громкий и не слишком-то конформный аромат из линейки Nishane (которая вот-вот появится в России) должен навевать ассоциации с кожей африканского слона. Но напоминает не только о нем, но и о запахах других жителей зоопарка и может служить отличной иллюстрацией того, что такое «нишевая парфюмерия» — одной из иллюстраций, во всяком случае.

К марке, кстати, стоит присмотреться и тем, кто анималику не любит: обыкновенных вещей там нет от слова «вообще».


El, Arquiste


Современный взгляд на анималистичные фужерные композиции 70-х.

Отправной точкой для красавца Карлоса Убера стала вымышленная история мимолетного романа, случившегося в цветущем когда-то Акапулько. Маскулинную составляющую этого дуэта (есть еще цветочный женский Ella) решено было воплотить контрастом регистров: нижний взят густыми каплями меда, пачулей, кастореума и цибета, верхний — воздушным, колким венком из розмарина и мускатного шалфея.

Все вместе красуется цветами «Семейки Тененбаум» и станет едва ли не лучшим подарком бойфренду или себе.


Oudh Infini, Dusita Parfums

Главный удовый аромат года, в котором аквиларный тренд нашел вершину — заветная сказка с сырными оттенками уда лаосского и вязкой, телесно-уринальной циветтой: зачин ее лениво сыплется с кожи жирной пармезановой крошкой, смешивается с янтарным гречишным медом и тяжело расходится по запястьям маслянистыми запахами старой конюшни: сено, кожа, лошади.

Писсара Умавиджани показывает сладковато-грязную красоту алойного дерева практически as it is — и побеждает: такой характерной штуке не нужны дополнительные декорации.


Ma Bete, Eris Parfums

Парфюмерная интерпретация I Put a Spell on You в исполнении молодого Джона Фогерти и просто восхитительно-грязный, расхристанный аромат хорошо помятых простыней, свежих царапин на спине и зацветающих синяков на шее.

Суть этой полнотелой, созревшей композиции — животный бас, создающий и контуры, и штриховку ее телу, а еще кедр, киприол, жирная жасминовая помада с гуашисто-плотным апельсиновым цветом: никто не говорил, что будет легко.

Барбара Херман, главный американский коллекционер парфюмерного винтажа и хозяйка Eris Parfums, знает толк в таких вещах.



Читайте другие статьи из колонки Джули Птоян «Ароматы»:

Десерты
Спелость
Травы
Цветение
Воздух
Пробуждение
Чистота


Подписка на новости Seasons

  • 3597
Рекомендуйте друзьям