• 1341
    Рекомендуйте друзьям

    Опубликовано в журнале Seasons of life, выпуск 50

    Архивные номера и новые выпуски в онлайн-магазине

    Оформить подписку или купить журнал в своём городе


    Книги в ресторане Community cоседствуют на полках и говорят друг с другом на разных языках, голосами разных авторов, из разных времен, так и само место — собрание людей, культур, гастрономических традиций и дизайнерских идей.


    Именно здесь мы встречаемся 27 июня на ужине с «Евгением Онегиным» на «Литературной кухне»


    Сommunity — это гастрономический ресторан, отличный бар с коктейльной картой из пяти разделов, чайная комната с редкой коллекцией китайских чаев, зеленая зона в ротонде с рассадой пряных трав и специальным полезным меню (чуть дальше расскажем, как сделать смузи из зеленого горошка, который во время этой съемки приготовил шеф Джакомо Ломбарди), терраса на внутреннем дворе — для теплых летних московских вечеров.


    Но самое главное место — полукруглая огромная библиотека. В которой хочется потеряться: гадать по книгам с друзьями или взять с полки ту, которая зацепила взгляд, и сесть с ней в кресло, отложить телефон, забыть про рабочую почту и прочитать что-то длиннее поста в фейсбуке. Пространство Community похоже на пространство романа. Лестницы, соединяющие два уровня (внизу бар, наверху ресторан), внутренние окна, балконы, книжные стеллажи и перегородки, двери, почти потайные, глубокий цвет морской волны на стенах. То ли Умберто Эко, то ли Фаулз, то ли Маркес, то ли Меир Шалев. В какой-то момент ты снова попадаешь туда, откуда вроде бы только что ушел. Так с книгой бывает: отвлекся — и вот уже читаешь по второму разу тот же абзац.


    Идея места, объединяющего высокую гастрономию, бар, библиотеку, театр, лекционную площадку, появилась у Синиши Лазаревича, человека, который начинал когда-то клубную московскую жизнь. Для пустующего помещения в первом этаже конструктивистского здания на Космодамианской набережной, где сейчас находится филиал Университета имени Косыгина, Синиша придумал новую историю — как будто здесь всегда была университетская библиотека. И вот собрание книг становится местом собрания людей, которые ценят хорошую еду, хорошую литературу, хороший театр, хорошую музыку. Библиотеку Community подобрал книжный человек — Михаил Визель, шеф-редактор портала «Год литературы».

    Рассказывает, что, когда пришел сюда первый раз, еще на стройку, только тогда понял, что речь идет не об одной полке над барной стойкой, а о книжном собрании примерно из 10 000 книг. И тогда Михаил придумал такие «читальные залы» для этой необычной библиотеки: в пространстве ресторана — текущая литература, актуальные новинки. Большая библиотека — классика и книги с историей. Бар — острое, эпатажное, подходящее под крепкие напитки чтение. На входе — несколько стеллажей с периодикой, здесь можно найти «Знамя» и «Иностранную литературу». Самые дорогие, штучные книги собраны в Чайной комнате. Тут хранится «жемчужина» собрания Community — книга Луиджи Серафини Codex Seraphinianus. «Кодекс Серафини» — это энциклопедия несуществующего мира, написанная на несуществующем языке. Книжный раритет итальянского авторства рифмуется с авторской кухней шефа Community — Джакомо Ломбарди. Мы успеваем поболтать c Джакомо после того, как все блюда приготовлены и сфотографированы. Разговор уходит в тосканское детство, гастрономическую моду и любовь к честной еде.


    «Я вырос в Тоскане, мы с ребятами целыми днями гуляли. А что еще было делать? Играешь во дворе, мама в окно кричит: Merenda! Полдник. Идешь до- мой. А там — хлеб с маслом, сахаром и чуть полит красным вином.


    Еще из детства — варенье из инжира, он у нас везде растет. Или вот черная бузина — мы ее собирали на варенье, а потом все руки черные. На пасху пекли бучелато с изюмом и семечками. Осенью, во время сбора оливок, мы обожали вечером поехать со взрослыми на маслодавильню. Там ссыпают оливки в пресс, жернова вращаются, масло струйкой бежит. И, пока вы ждете, хозяева вас угостят ломтем хлеба со свежим маслом и бакалой.


    Итальянская еда это так: что есть, то и кладем. Вот, например, хлеб зачерствел — берем помидоры, лук, базилик, туда ломтики хлеба, размоченного в воде, сбрызнем оливковым маслом. И готова панцанелла. Китайцы так же готовят: из того, что под рукой. Часто на глаз. В японской традиции все иначе: самые дорогие продукты, точный рассчет. Мода в гастрономии меняется не так часто, как в одежде — каждые два-три года. В Москве несколько лет назад всюду была нордическая кухня, потом пошла Азия, дальше ближневосточная кухня, за ней — полезная еда. Сейчас вернулась Италия, все соскучились по хорошей пицце и пасте после киноа. Можно любую кухню готовить, главное, что- бы еда была честная».


    27 июня на «Литературной кухне» мы поворим о «тайных комнатах» романа «Евгений Онегин», пытаясь, словно бабочку, настичь его душу. Полакомимся грушевым пирогом, вспоминним ларинские блины и онегинский страсбургский пирог. Погадаем на романной гуще «Онегина», приближаясь к смыслам, скрытым в кулинарных образах стихотворного романа, пьем чай с ромом и... приснимся гению. Записаться можно на странице Школы Seasons.

    Подписка на новости Seasons

    • 1341
    Рекомендуйте друзьям

    2015 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital