Литературная кухня эпох. Просвещение и Романтизм. Встреча Дон Жуана и Фауста за одним столом. - Seasons

Литературная кухня эпох. Просвещение и Романтизм. Встреча Дон Жуана и Фауста за одним столом.

Преподаватели


закончила кулинарную школу «Рагу» и кондитерский курс в Ecole Gastronimique Bellouet Conseil, Paris. По воскресеньям принимает гостей на бранчи в кофейне «Good Enough».

К выходу каждого номера журнала Seasons of life мы будем готовить для вас встречу с литературным вкусом эпохи. Ведь ушедшее время на уровне гастрономических ощущений по-прежнему живет в нас.

Будем перечитывать страницы шедевров мировой литературы и приглашать поваров, влюбленных в кухню той страны, которая вскормила литературный текст и жанр, и автора, ставшего знаком эпохи: Греция — античный эпос Гомера, Исландия — безымянную средневековую сагу, Италия — сонет Петрарки, терцины Данте и новеллы Боккаччо, Испания — возрожденческий роман-странствие Сервантеса, Британия — гуманистическую драму Шекспира, Германия — феерию Просвещения Гете, Франция — реалистический роман Флобера, Ирландия — модернистическую пародию Джойса.

Приходите к нам на «Литературную кухню» и вы почувствуете, что в вас живет античное мужество прамнейского напитка «Илиады», томление любовного зелья «Тристана и Изольды», отзывается молочным привкусом детства овечий сыр «Дон-Кихота», благоухают миндалем сладости с пиршественного стола «Декамерона», клокочет страстью похлебка «Макбета», взрастает из ячменных зёрен хлеб одиночества «Робинзона Крузо», разваривается пряным духом черноморская кефаль «Дон-Жуана», холодит сердце мороженое с мараскином «Госпожи Бовари», шкварчит ревностной горечью свиная почка «Улисса».


ПРОГРАММА 29 ОКТЯБРЯ

Ты пищу дашь, не сытную ничуть,
Дашь золото, которое, как ртуть,
Меж пальцев растекается; зазнобу,
Которая, упав тебе на грудь,
Уж норовит к другому ушмыгнуть.

Гёте. Фауст

Дон Жуан балагурил, сидя между двумя девицами, и откупоривал бутылку за бутылкой, чтобы дать над собою полную волю накрепко запертым бурливым духам.

Гофман. Дон Жуан

Он подошел к руке ее атласной
И неохотно губы приложил
К душистой коже, тонкой и прекрасной.

Байрон. Дон Жуан

Окажемся на творческой кухне Гёте, Гофмана и Байрона, создавших в мировой литературе таинственных и одиноких архетипических героев. Познакомимся с фаустовской душой, которую Шпенглер считал символическим образом западно-европейской культуры. Увидим, как обретает она новые облики и формы в стихах Пушкина и в прозе Булгакова. Слушая музыку Моцарта, почувствуем, как близок Фаусту романтик Дон Жуан. Усядемся за стол, который объединит в себе вкусы двух персонажей. Распробуем блюда из меню лейпцигского погребка, в котором бывал Гёте, и бамбергского кабачка «Роза», который любил Гофман. Представим Веймар 18 века и за тыквенной похлебкой с луковым пирогом почувствуем, вслед за Гёте, как на принципе питания держится весь мир. И вслед за Дон Жуаном Байрона совершим воображаемое гастрономическое путешествие на кухни стамбульского гарема 19 века, где нас будут ждать восточные сладости на десерт.

Лит-код встречи:

Иоганн Гёте. Фауст

Эрнст Теодор Амадей Гофман. Дон Жуан

Джордж Гордон Байрон. Дон Жуан

Жан-Батист Мольер. Дон Жуан или Каменный гость

Александр Пушкин. Сцена из Фауста. Каменный гость

Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита. Жизнь господина де Мольера

Кино-код встречи:

Александр Сокуров. Фауст