Получили квартиру! Как устроена студия Seasons на Петровских линиях - Seasons

Получили квартиру! Как устроена студия Seasons на Петровских линиях

Редакция Seasons. Слева направо, вверху: административный директор Ольга Шленская, ответственный редактор Маша Губиева, редактор сайта Ирина Костарева, креативный директор Настасья Матрохина; на диване: менеджер по партнерским проектам Даша Масленникова, главный редактор журнала и генеральный директор Seasons Project Ольга Сергеева, Маша Копьева, дизайнер Аня Подрезова, smm и pr-менеджер Вика Бордукова; на полу: арт-директор Евгений Чулюскин, координатор Школы Seasons Наталья Власова. Фото: Люся Жарикова.

Огромная рыба плывет под терракотовым потолком. Рядом, будто пузыри, стеклянные шарики светильников, в окнах — цветы, журналы, кто-то сидит на подоконнике и строчит в ноутбуке статью. Идущие мимо прохожие с любопытством заглядывают в окна новой студии Seasons.

Проект пространства студии помогла придумать архитектор Юлия Миронова. В дизайне студии использовалась матовая краска finch от
Goldshell (теперь в палитре марки есть коллекция Seasons из пяти цветов). В общем пространстве живет жизнерадостный желтый диван ИКЕА. Свет — DK Project.

Когда мы пришли сюда в первый раз, год назад, то попали в интерьер конторы из 90-х: много стен и коридоров, по комнатке на каждое из шести окон, подвесные потолки, паркет вперемежку с линолеумом. Но было понятно: по самому дому, по большим окнам, пусть и запрятанным под пластик, что это пространство с секретом, и, если быть терпеливыми, внимательными, заботливыми, его стать и красота проявятся.

«Гнездо» из сухих растений сделал флорист Антон Шуранов («
Собран в саду»).

Так и получилось. Рабочие разрушили все перегородки, сняли подвесные потолки — и мы увидели высвободившийся объем: потолки поднялись, открылась их сводчатая структура, окна распахнулись. Осталась одна несущая стена с большим проемом, разделяющая квартиру на две зоны: открытую (для занятий школы Seasons, квартирников, спектаклей) и рабочую — для редакции. Но самое интересное: из-под слоев штукатурки, обоев, гипсокартона показалась кирпичная кладка с пролетами, напомнившими нам архитектуру ГУМа — арки, которые одновременно и окна, и двери.

Текстиль на окнах, студия
ANDY textile (в дизайне использована льняная вуаль российского бренда the.DOT.home) авторства Татьяны Андрияновой.

Пока разрушали стены и вывозили мусор, мы читали исторические справки и воспоминания о про- шлом нашего дома. Оказалось, что его строил известный московский меценат Якунчиков. Точнее, не один дом, а два — с зеркальными фасадами, какие бывают только в Петербурге (с московской точечной застройкой подобное было невозможно). И в cамом названии улицы слышится питерская тема — Петровские линии (ни до, ни после линий в Москве не было). Дома построили в конце XIX века, идея была такой: первые этажи отдать под магазины и превратить улицу в пассаж под открытым небом, а в верхних этажах сделать квартиры, которые можно будет сдавать.

Огромная дверь с металлическими профилями винного цвета, разделяющая общественное и рабочее пространство,
Craft Wall.

Здесь жил книгоиздатель Иосиф Кнебель, семья Софьи Ковалевской, в редакцию газеты «Курьер» приходили Чехов и Бунин, в Петровском театре миниатюр пел Вертинский.

Вот так описывает Петровские линии Пастернак в «Докторе Живаго»: «
Соответствие зданий по обеим сторонам проезда, лепные парадные в хорошем вкусе, книжная лавка, читальня, картографическое заведение, очень приличный табачный магазин, очень приличный ресторан, перед рестораном — газовые фонари в круглых матовых колпаках на массивных кронштейнах».

Шкаф с остроумной «обманкой» на тему Mid-century спроектирован и сделан в
iM Studio. Внутри спрятана посудомоечная машина.

Когда мы стали думать об идее интерьера с архитектором Юлей Мироновой, нам захотелось соединить историю места и современность. Так в интерьере появились цвета окрестных фасадов: крем-брюле Большого театра на стенах комнаты редакции, терракота Петровского монастыря на потолке и серовато-бежевый, как большинство зданий на Петровке, на стенах общего пространства. А полоска темно-синего с глубоким оттенком морской воды над плинтусом — воспоминание о нашей первой студии Seasons на «Флаконе». Похожего цвета у нас там была кухня.

Из прежней студии приехали наши любимцы: буфет и холодильник. Счастье — у нас снова есть открытая кухня-остров, которая дает возможность готовить ужины и собирать гостей на гастрономические вечеринки. Школа наконец снова обрела дом, и теперь вечерами у нас поет хор, работает театральная студия, а студенты курса предметных стилистов делают невероятной красоты съемки на фоне фактурной кирпичной кладки.

Кухня оборудована техникой
KÖRTING: духовкой с паром, индукционной панелью, стиральной машиной и вытяжкой. Расписной буфет, кухонный остров, часы и посуда из «Инлавки». Холодильник и тостер — Smeg.

Общая стилистика интерьера — это московская квартира, в которой встречаются вещи из разного времени: винтажный ковер, пианино из 60-х, современный российский и скандинавский дизайн, а рядом — старый расписной сундук.

Расписной буфет «Людовик» — «Инлавка».

Кухонный остров «Провинция» — «Инлавка».

Теперь каждое утро мы идем в студию, по пути здороваясь с квадригой Клодта на Большом и мозаикой Врубеля на «Метрополе», потихоньку изучаем окрестные дворы, короткие маршруты, вкусные кофейни, рассматриваем фасады, окна, крыши, слушаем звон колоколов Петровского монастыря. а когда расставляем цветы на подоконниках студии или зажигаем лампы вечером, встречаемся взглядом с прохожими. Такая вот хорошая московская жизнь.

В нашей ванной комнате — смесители и душевое ограждение Jacob Delafon, а также мебель из яркой линейки этого бренда — Nouvelle Vague. Коллекция вдохновлена работами архитекторов и дизайнеров середины XX века, мастерскими художников и лофтовой стилистикой, которая идеально вписалась в дух нашего нового дома.