Ветер шелестит страницами. Девять книг на лето - Seasons

Ветер шелестит страницами. Девять книг на лето

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Летнее чтение стереотипно представляется легким, необязательным, строго жанровым. Забудьте. Сейчас лучшее время взяться, наконец, за ту самую стопку «отложенного на потом» у кровати. Тепло, расслабленно, базовые потребности закрываются легче и приятнее – можно теперь и о Гомере подумать. Вы будете потрясены, обнаружив, как легко ваш ум осваивает витиеватые тексты XIII века или самый глубокомысленный метамодерн.

Марина Соломонова, литературный критик, писатель и преподаватель книжного клуба Школы Seasons собрала 9 книг для неспешного чтения на веранде, балконе, гамаке и на пледе под кустом смородины. 

Обсудить прочитанное можно будет в новом сезоне книжного клуба, который начнется 19 сентября. Присоединяйтесь!

Авторский нон-фикшн

«1913. Лето целого века» Флориан Иллиес

Спорная, но виртуозная культурная хроника последнего мирного года перед Первой мировой войной

Максимально насыщенная событиями полухроника, полуроман. Поначалу читать будет не совсем просто из-за обилия деталей и размытых границ между фактами и художественными допущениями. Но если поймать, как на джазовом концерте, всё ускоряющийся ритм нагромождения фактов – получите массу удовольствия; в этом вся суть. А после можно отправляться на поиски медленных книг о полюбившихся героях.

Графический роман

«То самое лето» Джиллиан и Марико Тамаки

Визуальный роман о взрослении сестер Тамаки завалили премиями, в том числе и за необычную технику рисунка

Есть такое любимое писателями художественное время – «лето, когда мы поняли, что уже не дети». Подросткам нравится, потому что они сейчас в этом моменте, взрослым – потому что вспоминаешь, как это было. Немного драмы, немного пасторали. Если вы не понимаете, зачем комиксы, когда есть книги и кино, эта работа – достойный повод оценить искусство графического романа.

Классика

«В дороге» Джек Керуак

Многие книги носят статус культовых, но этот роман так хорош, что мы беспокоимся – вдруг вы еще не читали?

Писал Керуак так – вставлял в машинку рулон бумаги и печатал, пока не набегало за день три метра минимум. Наверное, так и должен выглядеть роман о людях-перекати-поле, двигающихся по миру без цели и средств. Конечно же, сейчас текст разбит на страницы. Но ощущение движения по дороге в неизвестном направлении, с остановками в любом приглянувшемся месте – то, что нужно летом.

Современная классика

«Летняя книга» и «Записки с острова» Туве Янссон

К выходу фильма «Туве»

Совершенно загадочная взрослая Туве Янссон, которую никак не могут взломать многие русские читатели. Где уютненькое хюгге муми-троллей? Что за «ни дна, ни солнца»? А настоящий скандинавский текст – он такой. Беспокойный, переливающийся, как камешек со слюдой, про дом на острове, про отношения поколений, когда непонятно, где сиюминутная ненависть, а где самая сильная любовь.

Мемуары/травелог

«Дневник путешествия в Россию в 1867 году» Льюис Кэролл

Единственное путешествие писателя за границу пришлось на лето

Льюис Кэрролл был в России, только подумайте! Ел супы, торговался с извозчиками, смотрел церкви одну за другой – был турист-турист. Дневник вел не для отчета, не для потомков, а для себя, на «память» – тогда делать записи в путешествии было стандартной практикой. Дневник Кэрролла – образец тревел-дневника и возможность взглянуть на Россию XIX века глазами классика английской литературы.

Травелог/размышления

«Дальний восток: Иероглиф пространства» Василий Авченко

То, что называется дивным термином геолирика

Дальний Восток – исполинское пространство, парадоксальное, холодное и жаркое, пустынное и дремучее одновременно. Авченко живет во Владивостоке и давно, с попаданием в шорт-листы больших литпремий, пишет о своем регионе полубайки-полуметафизические очерки.

Поэзия

«Изумленное сердце 100 стихотворений корейских поэтов ХХ века»

Налить чаю и прочитать одно стихотворение, подумать, перейти к следующему

Переводят и издают восточную литературу от души, и хочется хвататься сразу за всё. Потому что ничего из этого простой смертный, не с факультета восточных языков, не узнает из других источников. Начать знакомство с «делом тонким» можно с поэзии – в XX веке с ней везде был полный порядок.

Детская книга для взрослых

«Река, текущая вспять», «Дитя Океан», «А еще я танцую» Жан-Клод Мурлева

Лауреат премии Астрид Линдгрен этого года

Философские сказки, сказочный «триллер»: Мурлева – автор не веселый, не добрый, а абсолютно сказочный, в истоковом, философском смысле этого жанра. Думаешь – знаю, знаю, чем дело кончится, и вдруг как тряхнет по сюжету, да так, что вроде бы и развязка, как надо, а сердце бьется в два раза чаще нормы.

Сборник

«ВСЕ НА ДАЧУ!»

«Дачная» проза от современных авторов в традициях классических

Дачная традиция в русской литературе – подвид усадебной, всеми нами любимой: Тургенев, Чехов, Бунин. Можно взять читать того же Чехова, можно монографию «Из города на дачу. Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914)» Ольги Малиновой-Тзиафет. Можно любой сборник, например, этот, куда для веса включен рассказ Дины Рубиной – прочитал три странички за завтраком и полетел по ягоды и на речку.