Анимация — это искусство, а не развлечение - Seasons

Анимация — это искусство, а не развлечение

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Интервью: Федор Курилов
Обложка: «‎Сцены из детства», Кимберли Палермо, Бразилия, 2021

Все ленты Большого фестиваля мультфильмов можно смотреть дома и из любого города: онлайн абонемент дает доступ к полной программе, которая в этом году продлится двенадцать дней, с 28 октября по 8 ноября. Почему анимация — это не только детские мультики, как в ней отражается социальная повестка и за какими студиями следить, чтобы понимать современную мультипликацию  рассказывает Дина Годер, программный директор фестиваля.

Как получилось, что Большой фестиваль теперь не только московский?

Дина Годер

Дина Годер

У нас как все устроено: есть Большой фестиваль мультфильмов, он проходит в Москве. А в течение следующего за ним года проходят выездные фестивали, куда мы привозим ту же программу, но скорректированную под потребности города. В Красноярске, например, идет почти все то же самое, что в Москве, в Воронеж обычно привозим самые сливки, для Нижнего тоже делаем отбор, еще ездили, например, в Иркутск. 

«‎Муха по имени Астрид», Шарлотта Роденстадт, Швеция, 2021

В 2020 году наши региональные фестивали должны были начаться как раз тогда, когда все и закрыли, в начале весны. Поэтому мы решили все делать онлайн и в итоге летом провели один большой фестиваль вместо нескольких маленьких региональных. Помимо сложностей, это принесло нам больше возможностей: мы, например, в последние годы по бюджету не вытягивали привозить солидных гостей, а онлайн позволил свободно приглашать их выступать. Конечно, мы все измучились, но возможность показать самое интересное, самое новое на всю страну, а не на три города дорогого стоит. Потом в Москве, осенью, мы же тоже были наполовину в онлайне. Народу в кинотетрах было меньше, чем обычно, но были вещи, которые хотелось показать именно на большом экране.

Что из прошлогоднего Большого фестиваля обязательно стоит посмотреть?

Если мы говорим про взрослую анимацию и длинный метр, два главных фильма прошлого года — это «Нос, или заговор “не таких”» Андрея Хржановского и «Убей это и покинь город» Мариуша Вильчинского. 

«‎Нос, или заговор “не таких”», А. Хржановский, 2020

Из короткого метра мы всегда стараемся показывать лучшее, что есть не только в России, но и за рубежом. А прошлый год был особенным, так как мы впервые попробовали формат конкурсной программы. Конкурсные фестивали обычно предназначены для профессионалов, а мы фестиваль, в первую очередь, зрительский. Но конкурс — это, во-первых, интрига, которая тоже все-таки повышает интерес, а во-вторых, по-другому складываются взаимоотношения со студиями, которые предоставляют мультфильмы. Это происходит, потому что всем, особенно зарубежным студиям, важно, чтобы фильм взял какую-то награду, так как за рубежом (у нас, к сожалению, это не так развито) распространена грантовая система, и режиссеру засчитываются «дополнительные баллы» за то, что его предыдущий фильм получает награды. Это повышает его шансы получить грант на следующую работу. Поэтому в подаче заявок на разные конкурсные фестивали они более заинтересованы. 

Как вы выбираете, кого в итоге показывать, а кого нет?

Мы отбираем работы одаренных, интересных, думающих про искусство людей.

«‎На дюне», Ноэми да Круз, Франция, 2021

В процессе глаз сильно замыливается, чтобы найти бриллианты, неизбежно нужно отсмотреть много материалов и не всегда хороших. Но плохого всегда больше чем хорошего, это нормально.

Зато можно проследить какие-то общие тенденции?

Во взрослой анимации сейчас много сюжетов, связанных с беженцами, мигрантами, с дискриминацией. Появилась и уже никуда не уйдет очень важная тенденция, связанная со сменой гендерного состава режиссеров. То есть пришли девочки. Условно, если мы смотрим на режиссуру поколения пятидесятилетних, там мужчин больше. В режиссуре поколения двадцатилетних, мужчин вообще почти нет, там почти все девчонки. Это во всем мире  происходит. И от того, что пришли новомыслящие девушки, появилось много женских тем. 

«‎Вчера я купалась в пруду», Софья Сильвестрова, Россия, 2021

Из всех работ, присланных в этом году, девяносто процентов было сделано в пандемию и это, конечно, сказывается на их настроении: есть и прямые сюжеты про это, некоторые истории просто связаны с темой отсутствия контакта. Даже если основной сюжет картины не связан с темой изоляции, все равно чувствуется, что художника это гложет.

«‎Внутри», Ян Шапотель, Франция, 2020

К тому же существуют такие техники анимации, кукольная, например, которые требуют большого количества людей, павильонов, масштаба. Работ в таких техниках стало меньше, а того, что можно делать в компьютере, сидя дома, стало очень много.

«‎Миссис Кандела», Марк Риба, Анна Соланас, Испания, 2021

Все знают «Союзмультфильм», те, кто немного интересуется анимацией, знают «Мельницу», а за кем еще стоит следить?

Нужно сказать про школу-студию «Шар» — это учебное заведение и одновременно студия. Тот же Хржановский снимал свой фильм на этой студии. Есть замечательные Екатеринбургские студии «А-фильм» и «Снега». В Екатеринбурге вообще довольно сильная школа. У нас была всегда довольно мощная студия «Анимос». Она сейчас порядочно сдулась, но потихонечку все-таки что-то показывает. Еще у нас есть довольно молодая, но сделанная людьми, которые работали на «Анимосе», студия «Пчела». Она не очень много выпускает, потому что маленькая, но зато это отличного качества детское и авторское кино.

«‎Он и она», Мария Муат, студия «‎Пчела»

А если говорить про российских режиссеров и художников, которых можно назвать новаторами, кого бы вы отметили?

В России не очень много того, что называется экспериментальной анимацией, потому что существует все-таки русская традиция, хотя и с ней мы постепенно мы расстаемся. Появилось много новых школ, например, анимационное отделение Высшей Школы Экономики, где преподают молодые и продвинутые ребята. Они выходят из старой парадигмы русских сказок и нарративных историй. Но из настоящих экспериментаторов я бы назвала в первую очередь Сашу Свирского — и по части изображения, абсолютно импровизационного, и по тому, как он строит нарратив. У него почти никогда нет какой-то прямой истории, это очень поэтическое кино и тексты для него он тоже сочиняет совершенно поэтические. Его работы два года подряд берут на Берлинале.

«‎9 способов нарисовать человека», Саша Свирский

Еще одно новое имя — режиссер Кирилл Хачатуров, фильм которого «Голый» в прошлом году получил все возможные призы как студенческий фильм. При этом Кирилл не аниматор по профессии, он учился в школе кино и свою анимацию он снимает «‎киношно» — из реальной среды строит среду анимационную, поэтому она так непохожа на то, что делают остальные.

«‎Голый», Кирилл Хачатуров

Режиссер Леонид Шмельков отучился сейчас в Эстонии и вернулся, преподает в Вышке. Он абсолютный абсурдист, у нас таких мало. У него алогичное, очень интересное построение образов. Конечно, нельзя забыть единственного оставшегося из великих, из тех, кто продолжает снимать кино — это Игорь Ковалев, соратник Татарского, международная звезда. Никто не отменяет наших «патриархов», мастеров. Есть Норштейн, он погружен в свою «Шинель», тут я не могу ничего комментировать, потому что ничего нового из его «Шинели» я не видела. Зато вот Андрей Хржановский в этом возрасте снял гигантское кино, дико сложно построенное, я не предполагаю даже молодого человека, который смог бы организовать такой материал. Это в большой степени тоже довольно новаторский подход именно по части нарратива.

Авторская анимация продолжит существовать в фестивальном формате или все-таки сможет выбиться в более массовую культуру, и надо ли это ей вообще?

С одной стороны, я как человек, который это любит, хочу, чтобы больше людей это смотрели, чтобы им нравилось, чтобы они увлекались.

Но анимация — это искусство, а не развлечение. Пока она остается развлечением, есть достаточно широкий круг людей, которым это интересно. Но тех, кто интересуется искусством, какое бы искусство это ни было, всегда гораздо меньше.

Искусство требует, чтобы его понимали, а для того, чтобы его понимать, нужно много его смотреть, получать зрительский опыт. Во всем мире количество людей, которые смотрят авторскую анимацию, довольно ограничено. Например, существует авторское кино, которое кажется нам понятным, смешным, доступным всем, после чего его выкладывают в интернет, и ты читаешь в комментариях «что курил автор?». То есть люди сразу не понимают и не хотят этого понимать, хотя казалось бы, рассказываются какие-то очевидные истории, какая-нибудь любовная драма или смешной анекдот. Даже самые простые вещи не всем нравятся, что уж говорить про сложные.

«‎Колобок», Ашот Мефодин, Россия, 2020

Н мы еще не захватили всю аудиторию, которую должны были. Я уверена, что людей, которым была бы интересна анимация как искусство, гораздо больше, чем тех, кто смотрит ее сейчас, просто потому, что они не в курсе. Им нужно очень персонально сказать «есть вот такая вещь, попробуйте посмотрите, а вдруг вам понравится». Я думаю, надо просто продолжать работать в эту сторону,  потому что молодых людей, которым интересно это, становится реально больше. Ко мне ребята бородатые подходят и говорят: «А я вот к вам ходил, когда был ребенком».

«‎Невероятная история Бруны», Марк Риба, Анна Соланас, Испания, 2021

Что обязательно стоит посмотреть в этом году — выбор команды Большого фестиваля:

Три мультфильма для детей (6+)

Пес Веник: счастливая жизнь в Париже (Бельгия-Франция, Стефани Обье, 2020)

Большой злой лис и другие сказки (Франция, Патри Имбер, 2017)

Якоб, Мимми и говорящие собаки (Латвия-Польша, Эдмунд Яссон, 2019)

Три мультфильма для взрослых (18+)

Кровь генеалогического древа (США, Кристин Панушка, 2021)

Крулик: дорога в загробную жизнь (Румыния-Польша, Анка Дамиан, 2011)

Идиоты и ангелы (США, Билл Плимптон, 2008)

Читайте также: