Бабушки — это любовь - Seasons

Бабушки — это любовь

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Весь этот год мир Seasons кружился вокруг «‎близких людей» — темы теплой, многоликой, не всегда однозначной. Лавиной любви накрыло, когда мы готовили выпуск про бабушек и дедушек и запустили в инстаграме челлендж #бабушкиэтолюбовь. Деревенские домики, карамельные петушки, конфеты «‎Мечта» и постель, заправленная по линейке — публикуем фрагменты историй про «‎ба» и «‎де», которыми поделились наши читатели.

Автор: @aaliyaedygarova

Пишу тебе, родная моя, сидя в любимой комнате, мысли блуждают, ищут свет, а я смотрю на стены, вижу узоры — кружевные, разные. Ажурные тени от занавесок, которые ты старательно и заботливо вязала, теперь часто играют со мной. 

Помнишь, как эти тени заигрывали с нами, каждый раз, когда мы с тобой варили карамельных петушков. Не угомонить их было в такие дни.

В твоей медной кастрюльке плавилось рыжее солнце, а по дому витал тягучий, теплый аромат сливочного сахара — топленого, немного жженого. Такой обволакивающий, сладкий, погружающий тебя в негу блаженства, карамельный рай.

В этой расплавленной массе, как на холсте, кружевные занавески рисовали свои картины. Лепестки, паутинки, цветочные веночки, жемчужные ожерелья, диковинные сады….

Ты мешала, зачерпывала, поднимала высоко над кастрюлей, выливала, этот сахарный рай оттенка янтаря журчал, как ручей. «Это пузырьки все неугомонные!» — говорила ты. И вот, когда вся эта масса растопленных сахарных частиц разливалась по формочкам, начиналось самое долгое ожидание чуда. Стрелки на часах шли медленно, карамель не спешила застывать, а мне не терпелось…

Я помню еще секретный ингредиент, который ты добавляла, смеясь себе под нос. Думала, что я не вижу. То был шиповниковый сироп. Он превращал карамельный вар в густую нугу цвета застывшего янтаря или спелого гречишного меда, а на вкус они были немного кисловатыми. Слабая «кислинка», которую замечаешь ближе к концу, когда леденец становится тонким, как стеклышко. Помню, мы с тобой глядели сквозь них на мир, и нам становилось чрезвычайно весело.

Автор: @ms.fler_text

Он был красавцем — статный, стройный, с резко очерченными скулами. И, как все красавцы, хулиганистым и своевольным. Его семья приехала в эту деревню издалека, и местные девчата так и запорхали стайками у их калитки. Присматривался, чего уж, пора, самый возраст — хороводиться.

Одна не мельтешила перед глазами. Недосуг было. Куча сестер и братьев, мама с тятей в поле. Она на хозяйстве, в огороде, за скотиной присматривает. Вечером мама подоит корову: «‎Сбегай через дорогу, отнеси-тко приезжим. Они на новом-то месте еще не обзавелись, а наша Зорька-рекордистка вон сколь дает».

Первый раз огляделись. Второй улыбнулись. Третий он уж поджидал у ворот. Принял крынку, задержал руку. Присели, разговорились. ЧуднЫм ей показался! Вольный был, шальной да бедовый.

— А однажды я ушел к цыганам. У нашей деревни поставили цыгане табор. Тянет меня к ним, любопытно, как они живут, на колесах. Но самое главное — как они поют, как танцуют! Глядишь на них, а ноги сами пляшут. Я к тому времени на баяне уже играл. А тут гитарой заболел! Ну и убег к ним в табор, сперва набегами, а потом и оставаться стал. Выучился на гитаре. Плясать тоже по-ихнему.

Фото: @ms.fler_text

Ушли цыгане. А он остался. С русской девочкой Машей. Русский мальчик Петя. Дед мой и бабушка. Правда, лишь через шесть лет смогли быть вместе. Через шесть военных лет.

Автор: @juli.saprykina

Я шла через поле к ней в деревню зимой по сугробам, которые были мне по пояс. И весной, когда мост через реку уходил под воду, я шла другой дорогой, более длинной, пела песни и сочиняла стихи. Я знала, что приду, и дома будет трещать печка, а бабушка сидеть в своих больших очках и с пряжей возле телевизора. 

И я подходила и целовала ее в щеку, в такую мягкую, похожую на печеное яблоко. Но от этого сильнее хотелось уткнуться в ее уютное тело.

Фото: @juli.saprykina

И я любила утро. За ночь дом остывал, бабушка пораньше затапливала печь и готовила кашу. Я просыпалась, но не вставала, притворялась, что сплю еще. Бабушка подходила ко мне, поправляла одеяло и накрывала сверху еще какой-нибудь телогрейкой, чтобы мне было тепло. Я чувствовала, как мне становилось жарко. А это потяжелевшее одеяло было очень похоже на объятие. Оно прижимало меня к кровати, словно бабушка прижимала меня к своей груди. И после этого бабушка тихо уходила на кухню, к печке. Сейчас закрываю глаза, накрываюсь с головой одеялом и чувствую запах еды.

Автор: @polly_piligrim

Мне мало лет, я бегу по залитому солнцем дому, распахиваю двери. Добегаю до крайней стены спальни, преодолевая желание сайгаком скакнуть на кровать.  Поэтому, украдкой любуясь на ровную кроватку и треугольником поставленные подушки, бегу еще один круг по дому, и еще, и еще, только лучи мелькают.

Не хочу портить совершенство — бабушка постель заправляла так, что можно было линейкой измерить расстояние от покрывала до пола, оно было бы одинаковым по всему периметру.

А выбегу на улицу — нос защекочет запах солнцем прогретого белья, развешанного после стирки. Мне до сих пор видится бабушка, стоящая между белых простыней и пододеяльников, посреди белого полудня. В замедленной съемке, с ветром в кадре. А дедушка… Вижу его, решительного, полного авантюр, в 7 утра приходящего будить нас с мамой (бабушка, конечно, давно встала): «Подъем! Ать-два!» У нас было минут десять собраться в поход, благо, бабушка уже приготовила с собой платочек с провизией. И термос с пробковой крышкой, которую постоянно выбивало паром. Хлоп!

Автор: @elenaarchakova2752

Моя бабушка никогда меня не видела. Ушла из жизни прежде, чем я родилась. А ее сестра — Ираида Михайловна стала мне супербабушкой.  У меня столько с ней связано теплых, веселых воспоминаний.

Она меня отбивными кормила, пока я в ванной плескалась. Мне тогда лет семь было. У нас из-за дождя не получилось шашлык пожарить. Я расстроилась. А бабушка мне устроила пикник в ванной.

И за грибами мы ходили по посадкам и за орехами. И клубнику на мини-даче собирали — слаще не будет. И с горки за ее домом катались со свистом в ушах. Она «‎огнянка», как мой папа скажет. То есть женщина с душой. Пожалуй, та самая, о которой пишет Эстес в «‎Бегущей с волками».

Автор: @fausova

Ее нет 18 лет, а я храню этот запах.

В полутьме говорящего света стоит буфет великан. На полках живут самые вкусные воспоминания. На второй полке справа в баночке зеленого стекла живет запах бабушки. 

Верх композиции: сладкие нотки пирога «‎Дружба», сгоревшей бумаги, дерева мебели, карамелек «‎Мечта» и кофе. Сердце парфюма: обязательное чаепитие с любимым вареньем, болтовня обо всем и ни о чем. Денежка в кармашек. Обнимашки и кутание в уют бабушкиной души.

База: просмотр хоккея на столе кухни, купание в ванной с маленьким окошком, мороженое в кафе «‎Алёнка», кони на пружине во дворе.

Фото: @fausova

Журнал «‎Крестьянка», цветок невеста в белых одеждах, папины картины на стенах в комнате, фарфоровые статуэтки собак на полочке и барометр.

Читайте также: