Школа предметных стилистов

Свой среди чужих, чужой среди своих: разговор с психологом Ириной Млодик

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Автор: Лилия Башлыкова

Этот текст — результат встречи психолога Ирины Млодик и читателей Seasons в начале лета. Но вопросы, которые мы обсуждали, не теряют остроты и сегодня: как быть, если с близкими не сходишься во мнении? Как не расплескаться и не потеряться, когда вокруг столько поводов для беспокойства? Что такое быть взрослым и как не изменять себе, даже если обстоятельства вынуждают делать несвойственные вам вещи?

Если вы интересуетесь психологией и хотите получать приглашения на наши события, связанные с самопознанием и работой с телом, оставьте свой e-mail. Мы позовем вас на ближайшее.

Ирина Млодик

Ирина Млодик

Кандидат психологических наук, практикующий психолог, сооснователь ресурса «Площадка»

Что делать, если у вас разные ценности с близкими людьми?

Если это родители, то моя позиция такая: отношения должны быть важнее, чем прояснение ценностей. Я понимаю ограничения своих родителей. А еще понимаю, что мама одобряет, например, не дикую для меня политику, а что-то другое. Она одобряет свою молодость и юность, времена, когда она была влюблена и полна жизни, а не то, что происходит. Тогда зачем я буду бороться с маминой молодостью? Я говорю: «Окей, тема закрыта». 

Когда мы слышим, что человек что-то рассказывает, нам надо понять, о чем он говорит на самом деле, что именно одобряет, и быть к этому терпимым, если он близкий. Надо не торопиться выносить суждения, а пробовать понять. Несмотря на то, что моя мама не спешит понять меня. Она не спрашивает: «А почему ты, доченька, на таких позициях?». Я сначала обиженно думала, что ей неинтересно, а потом поняла, что, скорее всего, ей страшно думать так, как думаю я.

Разные ценности с партнером/парнем/мужем — это уже сложнее. Придется по-другому разговаривать, может быть, даже сложное решение принимать, потому что с этим человеком вам еще жить дальше. В разных ценностях с друзьями тоже есть свои нюансы. Если человек понимает разницу взглядов и начинает относиться враждебно, говорит, что не хочет тебя видеть, раз ты думаешь по-другому, то это одна история. А другое дело, когда мы, обнаруживая разные взгляды, все равно понимаем, что главная объединяющая нас ценность — дружба. Да, мы по-разному смотрим на какую-то ситуацию, но мне важен человек. Важно, как он спит, о чем думает, здоровы ли его дети. В таком случае можно остаться в отношениях.

Я всегда даю шанс. Мне важно пробовать оставаться в отношениях. Ради этого можно побыть деликатным к чужим убеждениям и даже заблуждениям, потому что так не бывает, что вашей дружбе 20 лет, а человек внезапно стал совершенно другим. Нет, он каким был, таким и остался. Но у него появилась новая установка — кирпич в психике, который ему чем-то близок, попадает в одну из его ценностей. Плохо — это надеть белое моральное пальто и говорить, что я правильна, а он неправилен. Жизнь покажет. При этом важно, чтобы наши ценности были сформулированы внутри нас, чтобы мы их носили, проговаривали с людьми, которые могут нас понять.

Конфликт поколений: выживание или навык жить?

Старшему поколению сейчас снова дают возможность гордиться. Они когда-то гордились, что выиграли войну, добились успехов в период индустриализации и т.д., а потом наступили 90-е годы — открылся весь большой мир, и стало понятно, чего мы были лишены. И сейчас старшему поколению снова прекрасно продают возможность гордиться, поэтому они даже с каким-то предвкушением говорят: «Затянем пояса, картошку посадим». Выживание позволяет им ощущать себя гордо. Я выжил — я молодец.

А что происходило последние 20 лет? Многие из нас жили, а не выживали. И нужно было в этой достаточно благополучной жизни думать, как стать еще благополучнее.

Это очень сложная работа, которую многие из старшего поколения так и не смогли сделать. Они чувствуют себя неуютно: пашут на даче, собирают нам огурцы, а мы их не едим, потому что проще в супермаркете купить. Или, например, мы любим авокадо, а они нам картошки накопали целый подпол. 

У целого поколения будто отняли способ жить — то, что их наполняло: гордость за то, что они умеют выживать. И теперь они снова будут это делать. Им нравится выживать. Они это умеют.

Это, кстати, неплохой навык. Если вы умеете выживать — супер, но важно, чтобы появился и навык жить. Не надо бояться и думать, что если сейчас мы выживаем, то мы разучимся жить. Нет. Если вы к этому пришли, это никуда не денется. И время, когда пригодится этот навык жить, настанет. Не потому, что я так оптимистично смотрю в будущее. Я, как и вы, смотрю в него, как в туман. Но я просто знаю, если у меня появился навык жить, то я освоюсь в любых сложных обстоятельствах. 

Если вы почитаете книги о Первой Мировой войне, о Второй Мировой войне, то увидите, что если у человека крепкая внутренняя структура, он сам себя понимает, устойчив, жизнелюбив, то он в любых обстоятельствах будет и жить, и выживать. И во время войны, и во время очень тяжелых обстоятельств те люди, которые умели жить, могли и петь, и плясать, и влюбляться, и все на свете делать.

Я недавно читала книгу Кристины Хиген и Даниэля Пайснер «В темноте». Она о том, как выживали во время Великой Отечественной войны. Семья евреев во Львове жила сначала в гетто (как и все евреи), а потом была вынуждена жить в канализации. Они больше года находились там, чтобы их не истребили. Одна женщина даже родила в канализации. Вся эта история основана на реальных событиях. В книге рассказывается, как они устроили себе в канализации нормальную жизнь, чуть ли не спектакли ставили. Если ты умеешь жить, ты сможешь жить и в канализации. А если ты этого не умеешь, ты не сможешь делать этого нигде. Даже если живешь на вилле в Тоскане.

Что такое навык жить?

По мне, навык жить — это возможность распоряжаться жизнью, внутренняя свобода. Это не значит быть в постоянной благости. В этом и особого удовольствия может не быть, потому что иногда он заключается в преодолении, интересной, но сложной работе или крутом проекте. И умение жить, на мой взгляд, это распоряжение каждым днем своей жизни, исходя из того, какой ты. Это моя жизнь. Я — субъект и объект, я — глагол этой жизни. Я выбираю, как мне это прожить.

Конечно, невозможно проживать каждый день, вставая с утра и пытаясь ответить на все экзистенциальные вопросы разом, но можно думать о том, как я хочу распорядиться этой жизнью. Выживание — это же, наоборот, когда я не задаю себе вопрос, какой я, лишь пытаюсь сохранить жизнь в безопасности. Например, я с тремя высшими образованиями иду работать на рынок ради того, чтобы накормить детей. 

Как не потерять себя в кризисные моменты?

Даже если я на какое-то время вынуждена идти продавать овощи на рынок, чтобы выживать —  это не значит, что я должна потерять себя. Одно дело, если вы теперь занимаетесь только этим и не изучаете больше любимую поэзию Серебряного века, тогда да — вы, наверное, потеряли себя. А если вы в каких-то обстоятельствах вынуждены делать что-то несвойственное вам, но потом возвращаетесь к поэзии Серебряного века, то вы себя не потеряли, а лишь расширили.

Потеря себя — это когда мы пытаемся сузить себя до чего-то одного, а нахождение себя — это расширение.

Если женщина родила детей, погрязла в них и забыла о том, что она еще и красотка, и профессионал крутой, то она сузила себя только до роли матери. Такая женщина будет чувствовать, что потеряла себя. И правильно. Это ощущение ей подскажет, что пора с этим что-то делать. Сужение может происходить, как какая-то временная история, но очень важно потом вновь расширяться. И вообще стоит повторять себе: «Я больше, чем привычный взгляд на себя. Я больше, чем я сама себя привыкла видеть и понимать». 

Потерять себя еще можно и в том случае, когда что-то произошло. Например, кто-то из ваших близких сломал ногу, и вы начинаете в этот момент быть сиделкой. Но и тут есть выбор. Кто-то идет и сидит с мужем, а кто-то нанимает сиделку, продолжает работать, все равно путешествует, потому что не хочет загубить себе жизнь из-за того, что кто-то сломал ногу или позвоночник. Да, жизненные обстоятельства могут нас приводить в ту точку, когда нам нужно от всего отказаться и сузить себя. Но если вы это сделаете, то начнете страдать, потому что другие части личности будут говорить вам: «Але, гараж! Где все остальное?»

Пятые кроссовки раздора: о феномене зависти старшего поколения к младшему

У нас в культуре не признан феномен зависти старшего поколения к младшему. Они как будто бы не завидуют нашей жизни с телефонами, пятью кроссовками. Однако это не так. И сейчас хорошо можно видеть, как зависть разыгрывается: «Ах, вы хотите все западное?! Шиш вам, а не западное».

Идея этой зависти заключается в том, что старшее поколение не смогло войти в наше новое, и они могут иметь стремление разрушить его из-за зависти. Некоторые товарищи понимают, что им совсем скоро «с горы», но им надо вернуть молодость. И они возвращают ее таким разрушительным образом. При этом моложе они не станут. Снова в ту историю они не попадут. Как бы время не повторялось, оно все равно движется вперед. Ничего не вернется. 

Когда говоришь родителям, что они просто завидуют, то слышишь в ответ: «Что вы? Было бы чему завидовать!  Да мы хотим, чтобы у тебя все было хорошо, зачем тебе пятые кроссовки?» Может, они и ни к чему, но если есть возможность, то почему бы и нет. Старшие говорят, что у них были одни кроссовки, которые носились по три сезона. На такое хочется сказать: «А в чем доблесть?» Ты их носил от бедности. Теперь же есть финансовая возможность купить пятую пару кроссовок. И было бы лучше, если бы в таком случае они говорили, что им обидно, потому что у них не было пяти кроссовок. Мы бы тогда в ответ их пожалели. Ведь это правда обидно.

Какого человека можно назвать взрослым?

Когда я говорю о взрослом, то имею в виду повзрослевшего человека со взрослой психикой. С моей точки зрения, это тот, кто переработал немного свои детские модели, узнал их, сдал в архив и стал более свободным в своих решениях. Как правило, не взрослый человек живет стереотипно. Он мало думает. 

Причем по паспорту ему может быть 50 или 60 лет, но он не сильно задумывается об этом. Он порой не понимает, что продолжает жить в своих детских схемах, с детскими представлениями. Когда эти представления перерабатываются, у нас появляется гораздо больше выбора, как поступать и жить в разных обстоятельствах. И это бывает невесело и сложно, потому что проще жить по схеме «дом, работа, огород».

Думать — это воспринимать жизнь во всей ее противоречивости. Человек с детским мышлением все упрощает и сводит только к черному или белому. В детских сказках персонажи делятся четко: плохой и хороший. А, например, Пьер Безухов — другое дело. Он мятущийся. Его не назовёшь черным или белым. Он зеленый и в крапинку.

Детская психика пытается сделать все более простым, а взрослая — думает о том, что жизнь сложно устроена. Если вы видите человека, который знает, как ему жить и как вам жить, то, скорее всего, у него детская психика. У него на все есть ответы. Но если вы встречаете человека, у которого больше вопросов, чем ответов, то с большой вероятностью это взрослый человек, потому что он понимает, что жизнь сложна и противоречива.

Мы в ответе за тех, кого родили

Мы подвели наших детей, потому что не смогли обеспечить им безопасный мир. Они вправе на нас злиться и недоумевать. Однако каждый из нас сейчас может делать что-то, чтобы это не повторилось. Мы можем обсуждать происходящее, исследовать. 

Маленьким детям, может, совершенно не надо знать, что сейчас происходят сложные политические события. Маленькому ребенку важно знать одно: будет ли он в безопасности и позаботятся ли о нем. Детям среднего и старшего школьного возраста уже можно говорить о происходящем, пытаться обсуждать с ними это и спрашивать, что они думают.

Согласно статистикам и исследованиям, в мире генетически 2% психопатов. Это люди, которые не испытывают эмпатии. Они будут нападать, уничтожать и даже не будут об этом жалеть, испытывать муки совести. Они будут уверены, что все так и должно быть. Вспомним легенду о Каине и Авеле. Каин — архетипическая фигура, существующая в каждом человеке. Всегда будет тот, кто захочет больше, и сможет убить ради этого большего. Поэтому я считаю, что задача взрослых — не пытаться создать идеальный гуманистический мир, где не существует ничего плохого, и все люди братья. Это не так. Наша задача — воспитывать психологически зрелую личность. Для этого она должна не прятаться в «оранжерею», а размышлять, уметь думать и перерабатывать информацию. В таком случае, возможно, наши дети смогут еще что-то придумать для более мирной жизни.

Что такое любовь к себе?

Есть прекрасная книга у Эриха Фромма «Искусство любить». Он там говорит о том, что такое любовь, и разделяет все на четыре позиции.

Первое — это знать, узнавать
— если мы говорим о любви к себе, то важно узнавать себя. Это достаточно сложная душевная работа. 

Второе — это уважение
— уважение как принцип считать себя важным. Если вы считаете себя важным, то это любовь к себе. 

Третье — это ответственность
— это понимание того, что ты будешь отвечать за свои решения.

Четвертое — это забота
— нужно прислушиваться к себе, слышать и понимать, начиная от физического и до психического состояния.

Эти пункты могут быть как про любовь к другому, так и к себе. Мы не можем любить кого-то, если не относимся так же к себе.

Читайте также:

Материал обновлен: 12-09-2022