• 278
    Рекомендуйте друзьям

    Во вторник 1 июня мы отправимся исследовать Петровку и Неглинную — журналистка и гид Мария Сурвилло проведет заключительную экскурсию из цикла «Москвоведение». Узнать подробности и записаться можно здесь, а пока вспоминаем нашу прошлогоднюю весеннюю прогулку с историком Константином Полещуком. Мы гуляли по окрестностям Петровки, переходя из настоящего в прошлое так же легко, как перейти с левой на правую сторону улицы.



    Включите воображение и представьте: никакого фешенебельного центра Москвы еще нет, от Кремля вдоль речки Неглинной полями и перелесками идет дорога к одной из московских крепостей-сторожей — Высоко-Петровскому монастырю, охраняющему подступы к городу. Обитель была основана сподвижником московского князя Ивана Калиты, митрополитом Петром, в середине XIV века. Позже, когда Москва стала разрастаться, монастырь дал название улице Петровке.

    Маленькая Неглинная, левый приток Москвы-реки, сильно разливалась в весенние половодья, поэтому на Петровке сначала застраивали левую, если смотреть от центра, возвышенную сторону улицы. Когда строптивую речку в начале XIX столетия заключили в трубу, весной она все равно вырывалась из-под земли. Затапливало даже подвалы Большого театра, который в позапрошлом веке именовался по улице — Петровский.


    Люблю Кузнецкий
    (простите грешного!),
    потом Петровку,
    потом Столешников;
    по ним
    в году
    раз сто или двести я
    хожу из «Известий»
    и в «Известия». В. В. Маяковский


    Отсюда, от Большого театра, мы и начнем прогулку по воображаемым берегам Неглинки. Вспомним о том, что знаменитый сосед Большого — ЦУМ — был до революции любимым московским универмагом. Чехов особенно любил бывать «у Мюра», даже назвал своих такс Мюром и Мерелизом.

    За ЦУМом Петровку пересекает Кузнецкий Мост. Название напоминает о старинном мосте, который когда-то был переброшен через Не глинку. В ХIX веке это улица московских щеголей и модных магазинов. Вспоминаем школьную программу по литературе — «Горе от ума»:

    А все Кузнецкий мост и вечные французы,
    Оттуда моды к нам, и авторы, и музы:
    Губители карманов и сердец!
    Когда избавит нас творец
    От шляпок их! чепцов! и шпилек! и булавок!
    И книжных и бисквитных лавок!

    Поднимаемся по Петровке дальше. Справа Петровский пассаж (ул. Петровка, 10). Респектабельный магазин предреволюционной Москвы сохранил на своих стенах серый барельеф «Рабочий» работы скульптора М. Манизера. Это одна из памятных досок, установленная в 1921 году по ленинскому плану монументальной пропаганды. Современникам казалось, что она символизирует конец старого мира и наступившее господство пролетариата. Тогда в здании находились советские учреждения. Но через семь десятилетий после установки монумента маятник качнулся в другую сторону. И теперь на Кузнецком и Петровке снова череда модных магазинов.

    Сворачиваем направо — в Петровские Линии. История этой улицы похожа на судьбу московского Третьяковского проезда. В 1874 году известный купец-меценат Василий Иванович Якунчиков с партнерами приобрел большой участок земли между улицами Петровка и Неглинная. По проекту зодчего Бориса Викторовича Фрейденберга были построены два основательных здания в стиле эклектика.

    Здания отличает выразительный декор: рустовка первых двух этажей, вазоны, гирлянды и маскароны. Нижние этажи сдавались под магазины, верхние — под гостиницу и квартиры. Как братья Третьяковы несколькими годами ранее, Якунчиков с партнерами подарил благоустроенный проезд Москве.

    Мы выходим на улицу Неглинную (до 1922 года это был Неглинный проезд, прежнее название сохранилось в московском фольклоре: «Длинный, где проезд Неглинный?»). Перед нами еще один шедевр Фрейденберга. В 1895 году зодчий строит богато украшенный трех этажный доходный дом с магазинами и новыми Сандуновскими банями (ул. Неглинная, 14). Фасад украшен пышным лепным декором — пилястрами, женскими и мужскими масками, огромная арка похожа на триумфальную. Любимые москвичами, но неприглядные старые Сандуны — восемнадцать небольших каменных строений — уступили место роскошным новым корпусам.

    Следующая остановка — Рахмановский переулок. Строгое здание Мосгордумы на углу с Петровкой было построено в конце 1920-х годов. В этом доме (ул. Петровка, 22) провел первые двадцать лет жизни Андрей Миронов.

    Рядом с эклектикой и конструктивизмом — элегантный классицизм. Дом № 25 по Петровке — шедевр Матвея Казаков а, построенный в конце XVIII века. Гармонические пропорции, шестиколонный портик коринфского ордера, изящный треугольный фронтон. Особняк принадлежал уральскому купцу-богачу Михаилу Губину, увлекавшемуся археологией, ценившему высокое искусство. Сегодня здесь находится Московский музей современного искусства.

    Напротив — Высоко-Петровский монастырь. Надвратная церковь Покрова Богородицы внутри украшена майоликой (говорят, это единственный храм, внутреннее убранство которого целиком выполнено из керамики). Пройдя под сводами Покровской церкви, мы оказываемся в уютной обители.

    Древнейший памятник — храм святителя Петра Митрополита, не давно отметивший полутысячелетний юбилей. Эта столпообразная церковь из красного кирпича построена Алевизом Новым — автором Архангельского собора Московского Кремля. В XVII веке обители благоволили Нарышкины — родственники Петра I по материнской линии. Прекрасны Сергиевская церковь и Нарышкинские палаты, в которых кирпичная кладка гармонично сочетается с декором из резного белого камня, показывая нам высокий пример «нарышкинского барокко».




    Подписка на новости Seasons

    • 278
    Рекомендуйте друзьям

    2020 © Сизонс проджект. Дизайн разработан в ARENAS ® lab
    Программирование и поддержка polevich digital