Что посмотреть в Турции: музей Трои

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Текст: Федор Курилов
Фото: Мария Ларина

Если вы окажетесь этим летом в Турции, запланируйте путешествие в Музей Трои. Это неподалеку от Дарданелл, на северо-западе страны. Подъезжая, вы увидите огромный «стареющий» куб посреди поля. Он может показаться космической станцией или древним артефактом. Это и есть музей — место, где Запад встречается с Востоком, миф — с реальностью, прошлое — с настоящим.

Во время долгой дороги в Чанаккале я читаю книжку французского журналиста и путешественника Сильвена Тессона «Лето с Гомером». «Людьми гораздо легче управлять, когда они терзают друг друга. Троны богов — это наши руины». «В этом проявляется греческий гений, никогда не проводящий в человеке границу между добром и злом. Ахиллес мог бы раз и навсегда стать воплощением психопата. Но античный поэт не уродует его разделительным шрамом морали». «Гомер — музыкант, и мы живем в отзвуках его симфонии».

С каждой остановкой ночного автобуса путешествие все больше напоминает сюжет «Одиссеи», с той только разницей, что Одиссей возвращался из Трои на родную Итаку, а я — наоборот. Кажется, это Калипсо сидит за стойкой придорожного кафе и усталым взглядом окидывает выползающих из автобуса-корабля в пять утра путешественников.

Прерывистый сон создает ощущение, что нет никаких остановок, и кажется, люди исчезают из автобуса будто по велению богов, пристально наблюдающих за нами, а не сходят по собственной воле. И вот меня выбрасывает на берег — автовокзал Чанаккале. Здесь я встречаюсь с нашей небольшой симпатичной командой, дальше мы едем на машине. Конец путешествия в пространстве становится началом путешествия во времени.

Проект здания музея принадлежит стамбульскому архитектурному бюро Yalın mimarlık. Музей открылся в 2018 году.

Над кронами оливковых деревьев появляется куб с рыжими от ржавчины стенами. Архитектор проекта Омер Сельчук Баз, с которым мы позже познакомимся, расскажет, что, согласно замыслу, здание музея — будто найденный на раскопках древний артефакт, заржавевший от времени. 

Омер Сельчук Баз

Этот эффект создает кортеновская сталь, которой снаружи покрыто здание, благодаря ему новое здание становится старым, настоящее погружается в прошлое. Это «черный ящик» истории, где можно обнаружить и известную многим историю археолога-самоучки Генриха Шлимана, нашедшего древнюю Трою, и увезенные из Турции в Европу сокровища, в том числе клад царя Приама, и троянского коня (след которого не так просто обнаружить в музее). Омер Сельчук Баз говорит: «Абстрактность проекта позволяет каждому посетителю иметь свое видение здания, абстрактность дает свободу воображению».

«Современность пронизывает все ярусы музея. Через узкие “окна” вы чувствуете связь, пусть фрагментарную, с окружающим миром»

Пандусы единой линией ведут посетителей через весь музей

У нас свои «раскопки» и свои «слои Трои». Оставляем машину в кемпинге по соседству, пошутив, что мы как ахейцы у стен Трои, и идем в музей. Внутри нет лестниц, только пандусы, они делают связь между прошлым и настоящим зримой и физически ощутимой, позволяя плавно переходить от эпохи к эпохе: мы переходим в новый этап, не теряя из вида предыдущий. Омер Сельчук Баз говорит: «Через весь музей посетителя ведет одна линия — это линия непрерывной истории».

Каждый из четырех этажей музея представляет свой археологический слой: сначала мы попадаем в древнейшую Трою, затем в Трою эпохи войны, в античную Трою, на четвертом этаже нас ждет новая и новейшая история, а потом мы поднимаемся на крышу, чтобы увидеть красоту нашего современного мира. 

Подземный этаж по площади гораздо больше того куба, который возвышается над землей, — это основа, фундамент, здесь располагаются экспонаты не только древнейшей Трои, но и соседних регионов: фигуры юношей (куросы), амфоры, статуэтки воинов, находки эпохи палеолита, пифосы. Потолок здесь прозрачный, и сквозь него прорастают стены, создающие границы пространства, в котором мы находимся.

Второй уровень посвящен периоду Троянской войны, здесь соединяются древняя история и современные технологии. С помощью проекций мы видим жизнь обычных людей: они ведут хозяйство, нянчат детей, готовят еду. Нам показывают, как изменялось строение Трои от первого периода до десятого в течение трех тысяч лет.

Интерактивная составляющая музея позволяет семьям посещать его вместе с детьми

Третий этаж — это античный период, Греция и Рим. Проявляются знакомые силуэты, складки одежды, искусно вырезанные из мрамора, изображения римских полководцев. Эту экспозицию освещает люстра, смонтированная из множества тонких металлических трубок, и лишь с одного ракурса видно, что все детали складываются в фигуру коня (и музейщики, и архитектурная команда были едины — не надо эксплуатировать тему троянского коня и превращать музей в парк аттракционов).

На четвертом этаже представлена история Турции после античного периода и до образования республики (начало ХХ века). В глубине этого пространства расположена черная стена с многочисленными отверстиями — это, пожалуй, одно из важнейших мест музея, хотя здесь нет ни одного материального объекта. В глубине каждого отверстия — экран, на котором изображается предмет, вывезенный отсюда в XIX веке.

Так что это в какой-то степени мемориал. Омер Сельчук Баз так объясняет идею: «Во всем музее много серого цвета, и только эта стена черная. Ты видишь экраны с изображениями, но они вдали. Мы как будто зовем домой вывезенные из Трои произведения искусства». Наконец мы выходим на крышу. Сильный теплый ветер, поля, позолоченные вечерним солнцем.

Вдоль тропы стоят обломки колонн, тень оливковых деревьев спасает от солнца. Нет ощущения реальности. И границ тоже нет — ни времени, ни пространства

После знакомства с экспозицией музея было знакомство с его директором. Рыдван Гёльджук угощает нас чаем, сладостями, много рассказывает про музей, коллекцию, раскопки, которые возобновляются каждое лето. И на прощание говорит: «По сути, проигравшие в троянской войне стали победителями. Троя, ее искусство и история, до сих пор актуальна и постоянно изучается. Мы хотим разработать такой контекст, в котором люди могли бы отождествлять себя, настоящих и современных, с Троей».

Рыдван Гёльджук

Слои Трои зачастую не «лежат» друг на друге, тут нет закона, как одно продолжает другое. У здания из пятого слоя легко может быть пристройка из восьмого.

Это путешествие началось с книги и закончится книгой. Вернувшись домой, я нашел короткое эссе Хорхе Борхеса — «Четыре цикла». В нем Борхес пишет: «Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их — в том или ином виде». Битва, возвращение, поиск и самоубийство Бога. В нашей экспедиции было осмысление троянской войны, надежда на возвращение вывезенных произведений искусства, поиск связей между современным человеком и историей. Не было самоубийства Бога — но нужны ли нам новые жертвы?

Опубликовано в журнале Seasons of Life №64. Новые и архивные выпуски ищите в нашем магазине и у дистрибьюторов.

Читайте также:

Материал обновлен: 28-06-2022