Тело — не машина для мозга

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Текст: Юлия Григорьян
Иллюстрации: Татьяна Чулюскина

Как понять, что ты в гармонии со своим телом, почему оно — не просто оболочка, и нуждается в радости не меньше, чем душа? Поговорили с Катей Суратовой, психологом, руководителем проекта MindFocus, автором книги «Услышать тело — исцелить душу».

Катя Суратова

Катя Суратова

Один, а не два в одном

Когда мы рождаемся, с нашим телом изначально всё в порядке — в каждой конкретной ситуации оно знает, что делать, чтобы мы выжили. Личность же является более поздней надстройкой. Это подтверждают истории детей-маугли, которые росли вне социальной коммуникации или воспитывались животными. Они прекрасно владеют телом, хорошо его осознают, имеют хороший образ тела, но почти не обладают личностью. У личности могут быть проблемы, она может не развиться, может страдать, но тело все равно будет работать. Будет подстраиваться, насколько это возможно, под проблемы психики, пытаться сгладить стрессы.

У нас есть реальное тело, а есть представление о нем. Если я встану в полный рост у стены и меня кто-то обведет, получится реальный образ тела. Бессознательный образ тела — это то, как я себя ощущаю в пространстве, когда сам себя не вижу.

Есть такое упражнение: человека просят нарисовать на стене мелом свои размеры, контуры тела, а потом он встает рядом и его обводят. Чем здоровее человек психически, тем показанные им пропорции будут ближе к реальным.

У тех, кто страдает от психических заболеваний, в частности связанных с телом и питанием, допустим, анорексией или булимией, будет очень большая разница между двумя этими контурами. Так бывает и с условно здоровыми людьми, чья связь с телом по каким-то причинам ослабла. Иногда люди миниатюрные изображают себя очень большими, а большие — маленькими.

Психологические предпосылки для этого могут быть очень разными, но чем больше подавленного внутри нас, тем сильнее будет искажение.

Веками западная религиозная мысль рассматривала тело как дом для духа, что породило у нас внутреннее разделение. Как будто есть какой-то я, помещенный в тело, и он наблюдает за ним как бы со стороны. Но это не так, тело — не машина для мозга. Мы и есть тело. Я живу в Индонезии, местные жители сильно уступают европейцам в объемах книжных знаний, но эмоционально они куда стабильнее, спокойнее. Няня моих детей смеется постоянно. Это не невротический смех, это смех человека, который очень естественен. У них нет этого расщепления на ум и тело. 

Все существует в единстве. Она такая расслабленная и спокойная, все время радуется. Даже когда рассказывает про соседку «да, а она недавно умерла», улыбается. Для нее это событие, включенное в естественное течение жизни, в нем нет ничего трагичного. В западной культуре, где главенствует интеллект, с радостью сложнее. И отсутствие этой радости становится причиной многих проблем.

Про зависимости и ограничения

Любой телесный симптом — мне не нравится мой нос или я постоянно болею ангиной — имеет эквивалент в психической жизни. Иногда мы не хотим или не можем замечать чего-то в своей психике, но видим, чувствуем, проживаем это через тело. Телесные сигналы почти всегда мы замечаем раньше, чем психические.

Каждая вредная привычка имеет свой смысл. Если тебе хочется «вредного», значит, у тебя есть определенное напряжение в психике, и оно отражено в виде телесного напряжения. И тело, чтобы избавиться от него, хочет вещества, которое поможет это сделать.

Чаще всего вредные привычки связаны с отсутствием радости жизни и подавленной агрессией. Если понять, что когда ты тянешься к сигарете или фастфуду, тебе просто хочется жить более радостно, более свободно, тогда появляется возможность искать другие варианты.

Человек — целостная экосистема. Если мы просто уберем из нее какой-то один вид, например, комаров, потому что они переносят малярию, неизвестно, к чему это приведет. Что, например, будет с лягушками? Так и с привычками: если резко и насильно убрать все вредные привычки, перевести человека исключительно на правильное питание и строгий «полезный» распорядок дня, мы не знаем, что с ним станет. Может, его разорвет от агрессии и напряжения, которая такими вредными привычками компенсировалась. Без понимания психологической проблемы, стоящей за неправильным питанием или зависимостями, люди все время срываются — организм берет свое.

Ругать себя за вредные привычки — тупиковый путь. У тебя внутри и так много напряжения, тело пытается с ним справиться, добавить хоть немножко радости в виде, например, шоколадных вафель.

Но нам кажется, что если мы не будем себя ругать, то пустимся во все тяжкие. Ругать значит «держать в узде». Как будто если я себя за это наказал, то я не какой-то пропащий человек. Чаще всего мы так оправдываем жесткие воспитательные нормы наших родителей. Но агрессия, направленная на себя, не работает никогда вообще. На деле после того, как я себя отругал, я скорее потянусь за следующей сигаретой, чтобы избавиться от стресса, созданного руганью за предыдущую. Я съел булку, потому что чувствовал себя несчастным, плохим, затем я отругал себя за булку, создал очередной стресс, и теперь мне надо оправдывать свою плохость, и я опять съем вредное. Получается замкнутый круг. Мы думаем, что аутоагрессия — это контроль, но это не так.

Как быть бережнее к себе?

Как понять, что со мной все в порядке, что я в гармонии со своим телом? Я им доволен, я более-менее здоров. Да, могут присутствовать генетические или хронические заболевания, но у меня нет какой-то непонятной болезненной динамики в организме. У меня есть аппетит, я ем, когда хочу есть, сплю, когда устал. Когда мне надо работать, я бодр. У меня возникает влечение к тому, с кем мне хорошо эмоционально и ментально. В моем пространстве мне удобно, с людьми, которые делают мне плохо, я не связываюсь. У меня согласована жизнь психическая, жизнь личности и циклы тела: сна, еды, сексуальности.

Идти к этому можно только маленькими шагами — еще чуть больше радости, еще чуть больше. Я не знаю способа, который бы позволил по щелчку переключиться на полную любовь к себе. Главный показатель, что делаю что-то из любви к себе (например, занимаюсь спортом), — это радость. В нездоровом варианте мною движет тревога. Я думаю «если я не схожу в зал, я буду себя ругать и тревожиться». Я иду не потому, что мне радостно туда идти, а потому, что мне хуже без этого, я себя сожру. В здоровом варианте двигать тебя туда будет радость, состояние «мне классно это делать».

Большинству людей нужно добавить просто час сна, и это решит часть проблем. Крутой эффект налаживания связи ума и тела дает ведение сенсорного дневника. В него ты на протяжении, например, месяца записываешь самые яркие впечатления за день — по одному-два на каждый орган чувств: вкус чая, запах ребенка, прикосновение новой одежды и так далее. В первый раз ты мало что вспомнишь, но на четвертый-пятый день мозг с самого пробуждения будет знать, что вечером придется заполнять дневник, и в течение дня будет внимательнее к ощущениям. 

С каждым днем внимание будет расти. Фиксировать нужно самые сильные, но не обязательно самые хорошие впечатления. Даже если это неприятный запах или переслащенный кофе. Наше тело не живет в логике хорошего-плохого, оно живет в логике сильных и слабых импульсов. Когда ведешь такой дневник, ум тоже переучивается оценивать что-то как хорошее и плохое, это очень упрощает жизнь.

Идеи и чувства очень переменчивы, а телесное — это что-то конкретное. Когда чувствуете, как «уносит» в момент неприятного переживания, попробуйте перевести внимание на дыхание, ощущение твердой земли под ногами, движение живота — это заземлит, вернет в реальность, уменьшит волнение.

Все, что касается тела, дает ощущение яркости существования, ясности, опоры и значимости повседневного. Мысли такого ощущения не дают. У нас с этим большой перекос, потому что мы много находимся в виртуальных пространствах. Для тела все наши переписки и зумы — когда есть только слуховой и / или визуальный канал взаимодействия, но нет невербального, тактильного, обонятельного контакта, — как будто и не существуют вовсе. Он как будто неуловимый, ненастоящий, из-за этого мы чувствуем себя растерянными.

Конечный вопрос

Бессмертие духа не подтверждено, но мы верим в него, потому что знаем это возникающее порой тонкое чувство вечности, из которого вытекают все истории про душу и ее перевоплощения. Но у нас нет доказательств. А вот то, что тело никуда не девается, мы знаем точно. Оно перетекает из одного состояния в другое: сейчас тут сидит, потом постарело и изменилось, умерло, стало пеплом, потом почвой, деревом, звездой и так далее. Общее количество атомов во Вселенной никогда не меняется, наши тела состоят из тех же частиц, что когда-то были звездами. Мне кажется, что мое тело — такая же часть природного мира, как цветы у меня в саду и вода в океане.

Популярно мнение, будто мы заперты в своем теле. Но скорее тело заперто в нашей голове. Оно бы жило прекрасно, как живут животные, которые едят, спят, передвигаются, все у них отлично. Ни одна драная кошка не чувствует себя менее достойной какой-то другой кошки (и от этого не станет меньше есть, спать и искать нездоровых отношений с котами). Она будет нести себя совершенно по-королевски в любых обстоятельствах. Наши тела заперты в невротических конфликтах, комплексах неполноценности и так далее. И их надо освобождать, решая психические проблемы и прислушиваясь к мудрому и вечному механизму жизни, нашедшему воплощение в наших телах.

Читайте также:

Опубликовано: 10-04-2022 / Обновлено: 18-04-2022
59424