Важное — подчеркнуть: что редакция читала в ноябре

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Заметки на полях приятно обнаруживать спустя время: возьмешь перечитать книгу, а там, в карандашных неровных линиях, ты из прошлого. Если потом передать ее другу, он либо пойдет твоим путем, либо будет мысленно спорить — считай, поговорили. Вот и нашей редакции снова захотелось поделиться любимыми цитатами из недавно прочитанного.

«Дело было так», Меир Шалев

«Человеческая память пробуждается и умолкает по собственному желанию. <…> Нет у нее ни царя, ни стражника, ни кладовщика, ни начальника. Истории смешиваются друг с другом, факты выпускают отростки и побеги. Ситуации, слова и запахи — о, запахи! — сбрасываются на склады памяти в полнейшем и чудесном беспорядке».

Ольга Сергеева

Ольга Сергеева

Главный редактор

Эта небольшая книжечка израильского писателя Меира Шалева «Дело было так» напоминает чем-то рассказы и повести Фазиля Искандера. Непридуманные истории из детства, в которых море любви и привкус восточных специй.

«Прекрасный мир, где же ты», Салли Руни

«Порой я представляю себе человеческие отношения как нечто податливое, вроде песка или воды, и будто мы придаем им форму, наполняя ими определенные сосуды. <...>Но какими стали бы отношения, если не отливать их ни в какую заданную форму? Просто открыть воду и пусть льется».

Мари Губиева

Мари Губиева

Ответственный редактор

Снобизм мне не свойственен, но все, что касается новой модной литературы в разноцветных суперобложках, вызывает у меня недоверие. Подслушала у знакомых и друзей, что Салли Руни — скорее, хорошее исключение, и книги ее читать стоит. Так что я начала знакомство с нового романа «Прекрасный мир, где же ты». Не стану лукавить, во многом выбрала его из-за названия, а потом уже и не заметила, как полюбила главных героев, сопереживаю им, а их мысли, которыми они делятся друг с другом в электронных письмах, вызывают иногда непонимание, иногда — ликующее «вот оно, я не одна!», а чаще всего — подчеркивания карандашом.

«Цирцея», Мадлен Миллер

«Я вспомнила, что Одиссей сказал о ней однажды. Она никогда не сбивается с пути, не совершает ошибок. Я позавидовала ей тогда. А теперь думала: какая тяжесть. Какое скверное бремя ты несешь».

Юля Григорьян

Юля Григорьян

Литературный редактор

Удивительно, как 400 страниц крупным шрифтом, что немного для романа, оставляют ощущение векового присутствия и наблюдения за жизнью богов и титанов. Миллер удается превратить классический миф в почти сериальное по увлекательности повествование без панибратства и упрощения, но так, как будто между тобой и ее героями нет тысячелетней пропасти. «Цирцея» вовремя пришла ко мне в руки от Сони Добрыниной, в то самое время, когда я так много размышляла об одиночестве — пугающем и требующем принятия и тотального проживания. 

У полубогини, изгнанницы и максимально самодостаточной барышни есть, чему поучиться. Тому, что колдовство требует постоянных тренировок навыка и крепкого намерения, что никто никому на самом деле не принадлежит и что убеждение в своей слабости — иногда просто очень большое заблуждение.

«Астрид линдгрен. Этот день и есть жизнь», Йенс Андерсен

«Нет, наверное, ни одного существа, рожденного женщиной, которое бы не было одиноко. И тут вдруг появляется какой-то человек и заявляет: „Мы с тобой – родственные души, мы понимаем друг друга“. И в глубине твоей души раздается голос, с досадной ясностью произносящий: „Да, черт подери, да“. То есть твой голос, возможно, выражается несколько приличней. В последнее время меня одолевают люди, которые чувствуют себя ну такими родственными мне душами, ну такими родственными! А я еще более одинока, чем раньше. Во всяком случае, кусочек меня упрямо, невыносимо, ожесточенно одинок – и, вероятно, так всегда и будет».

Дарья Шаталова

Дарья Шаталова

Редактор сайта

В этом ноябре исполнилось 115 лет со дня рождения Астрид Линдгрен, и волей случая ко мне в руки попала книга Йенса Андерсена «Астрид Линдгрен. Этот день и есть жизнь» — наиболее полная биография писательницы. Андерсен провел невероятно масштабную работу, собирая информацию в архивах, письмах, газетах, дневниках, разговорах с близкими Линдгрен и коллегами, чтобы рассказать и о детстве Астрид на ферме, и о ее подростковом бунтарстве (она подражала героине скандального романа), и о вынужденной мере отдать своего ребенка в приемную семью, и о сотрудничестве с разведкой, и, конечно, о встрече со славой. Я не представляла, насколько у Астрид Линдгрен была насыщенная и необычная жизнь.

«Гормоны счастья. Приучите свой мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин», Лоретта Грациано Бройнинг

«Когда вы волнуетесь, что вас не пригласили на вечеринку или что у вас ужасная прическа, мозг снова беспокоится о вашем выживании: оба этих обстоятельства создают риск для ваших социальных связей. А эти связи имели большое значение для выживания предков. Если вы освобождаетесь от таких угроз существованию, как голод, холод или наличие вокруг хищников, мозг «по инерции» продолжает сканировать другие потенциальные угрозы. Разумом вы понимаете, что плохая прическа — не угроза выживанию. Но нейроны, настроенные на межличностное общение, не могут не испытывать при этом некоторую тревогу».

Анна Ващенко

Анна Ващенко

Руководитель креативного бюро

Читаю книгу «Гормоны счастья» о том, как в нашем организме действуют «гормоны счастья» — дофамин, серотонин, эндорфин и окситоцин. Автор на простых примерах рассказывает о механизмах образования эмоций в нашем организме, о том, как нейромедиаторы влияют на наше поведение, как и зачем наш мозг создает привычки, и почему от многих из них так сложно освободиться. И хотя какие-то вещи автор, возможно, упрощает, мне книга очень понравилась — помогает лучше понять себя и других.

«Чагин», Евгений Водолазкин

«В одной из коробок я нашел обертку от эскимо: плотная бумага, в центре — пингвин. Внутренней стороны обертки я коснулся языком. Сладость ее ушла. Как уходит, подумалось мне, сладость пережитого».

Наташа Власова

Наташа Власова

Директор Школы Seasons

Так и я — все жду после первой книги «Лавр» и любви к ней и автору, что-то подобное, но каждый раз приходится домысливать и писать свое бытование вдоль строк новой книги. Ноябрь — самое время возвращаться к сладкому эскимо из детства, читать спокойный роман про память, ее капканы и дары, вспоминать лучшее и надеяться.

«Маленький принц», Антуан де Сент-Экзюпери

«Зорко одно лишь сердце. Главного глазами не увидишь».

Ксюша Тычкина

Ксюша Тычкина

SMM-менеджер

«Маленький принц» перечитан вдоль и поперек, но периодически рука все равно тянется к тоненькому изданию, стоящему рядом с непрочитанными книгами. И каждый раз нахожу новые слова, которые тонко подходят под мое текущее состояние. И маленький принц уже не такой, каким был несколько месяцев назад, как и лис, планета. Только роза — она всегда по-простому прекрасна».

Туве Янссон, «Невидимая девочка и другие истории»

«Хороший вечер для песни, — подумал Снусмумрик, — Новой песни, в которой будет толика приятных предвкушений и две толики весенней грусти, а остальное — бесконечный восторг оттого, что можно вот так просто идти вперед, одному, в мире с самим собой».

Татьяна Серегина

Татьяна Серегина

Арт-директор

Эта книжка из поселковой библиотеки долго лежала нечитанной. И, когда уже решила ее сдать обратно, я напоследок заглянула в первую страницу, а потом во вторую и в третью и не смогла оторваться. Трогательные персонажи, как части моей души: чувствую в себе много снусмумрика, добрую часть муми-тролля, щепотку филифьонки и хемуля. А разве не тем и хороши классные книжки, в которых можно отразиться и узнать что-то про себя, немного погрустить, иногда поулыбаться и в итоге  почувствовать по-новой свою целостность?

Читайте также:

Материал обновлен: 22-11-2022