Слышать движение своей души: зачем учиться в театральной студии - Seasons

Слышать движение своей души: зачем учиться в театральной студии

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Интервью: Дарья Шаталова

Зачем взрослые люди идут учиться в театральные школы, если актерами становиться не планируют? Педагоги и студенты трех московских студий — Karavaev Lab, Школы Seasons и Gogol School — рассказывают, почему навыки смотреть друг другу в глаза и учить тексты помогают в обычной жизни, чем учеба на театральных курсах похожа на ретрит и почему будущее искусства — за любителями.

Анна Масловская

Создатель марки ювелирных украшений Anna Maslovskaya;
Закончила курс актерского мастерства в Karavaev lab

Театр гротескный и громкий я не люблю: мне нравится искренность и пронзительная тишина, как после спектаклей Вырыпаева, когда слышишь движение собственной души. А еще я уже 15 лет практикую йогу и медитации. О школе Валерия Караваева я узнала как раз от духовного товарища: он начал заниматься там и с упоением рассказывал, как это похоже на ретрит — работа с вниманием, упражнения, помогающие увидеть себя, телесные практики, терапевтирующие ум и тело.

На занятиях рождались откровения вроде «энергия приходит только тогда, когда ее тратишь» или «отношение к объекту, сформированное заранее, определяет опыт взаимодействия с ним в настоящем и может быть изменено за секунды на 180 градусов силой собственного ума». А на выходе была еще и реальная пьеса, и сцена с 60 зрителями. Я называю это «тихий театр» — говорящий на самые важные темы, деликатный, наполняющий. От живых людей живым людям.

И еще Валерий — педагог от Бога. У него удивительное виденье людей, он не загоняет никого в рамки, под его любящим вниманием ученики раскрываются нежно и мощно одновременно.

Занятия в школе стали для меня ступенькой к учебе на телесного терапевта, регулярной дозой творческой оживляющей энергии, площадкой, где я тренировалась выходить к людям и больше не бояться быть видимой для мира.

Валерий Караваев

Актер, режиссер, преподаватель и основатель Karavaev Lab

У людей сегодняшних есть возможность проявляться творчески и в офисах, но они тоскуют по чистому художественному процессу и приходят в театральную студию, чтобы обрести прекрасное.

Я вообще думаю, что будущее искусства и театра за любителями, потому что стать профессиональным актером — это прикладная социальная цель, а люди, которые работают в офисе, не стремятся заработать своей игрой на хлеб, они готовы погрузиться в глубокий творческий процесс.

На занятиях мы следуем методам Михаила Чехова и его ученика Вячеслава Кокорина, который был моим учителем — он создал систему невероятно актуальную в наши дни. Много времени уделяется тренировке внимания и практикам осознанности, успокаивающим нервную систему, приводящим к умиротворению. В основе — работа с воображением и с границами. Есть, так называемые, границы нашего пространства, они условно окружают тело. С помощью воображения мы можем их расширять, сужать, трансформировать — эта тренировка меняет восприятие действительности, наши установки. На занятиях мы учимся наполнять пространство вокруг нас образами и смыслами: они берутся из текстов, с которыми мы работаем, из общения с партнерами.

В школе мы стараемся вообще ничего не изображать, не играть, не выжимать из себя, чтобы процесс перехода от человека к персонажу был почти незаметным, органичным. Ведь важно, чтобы не было желания компенсировать отсутствие реальных впечатлений какими-то внешними поведенческими проявлениями.

Мы придерживаемся «‎Правила трех В»: внимательное отношение к себе, внимательное отношение к другим и внимательное отношение к методу. Тогда создается доброжелательная, приятная обстановка, и человек может раскрыться.

Дмитрий Гаранин

Сотрудник банка;
Выпускник «‎Театральной студии Seasons»

В детстве я никогда не занимался в театральных кружках, а последние несколько лет жил с мечтой проявить свое творческое начало. Долго думал, как это сделать и куда пойти: мне казалось, театральные школы — это что-то про бесконечные тренинги, где говорят «‎сегодня мы с вами будем смеяться, а теперь — плакать». Одна знакомая посоветовала мне студию Seasons.

Мне больше 45 лет, когда шел на первое занятие думал: «‎Куда тебя несет? Зачем тебе это надо?» Но смущение быстро прошло. Занятия проходят в полуигровой манере, ненавязчивой — сам не замечаешь, как в тебе что-то меняется.

Тебе не говорят «‎сегодня мы будем раскрепощаться», ты занимаешься совершенно другими вещами, а все приходит само собой.

И это удивительно. Мы читали стихи Федора Сваровского, ставили сценки по пьесе Жоэля Помра «‎Этот ребенок». В выпускном спектакле «‎Урод» по произведению Майенбурга мне досталась главная роль — инженера Летте, этот герой оказался мне очень близок.

Главное, что я приобрел — внутренние изменения, я стал более свободен в общении с людьми, ушла зажатость. И, конечно, появились новые друзья — со многими мы продолжаем общаться после выпуска из студии.

Новый сезон Театральной студии Seasons начнется 23 сентября. Приходите на бесплатный открытый урок!

Виктор Алферов

Актер и режиссер, преподаватель «‎Театральной студии Seasons»

В театральной студии Seasons нет вступительных испытаний: стать студийцем может любой, если у него есть импульс к искусству и желание новых впечатлений — к нам приходят и адвокаты, и стоматологи, и телеведущие, и брокеры. Необязательно уметь петь или танцевать, важно быть личностью, и для нас, преподавателей, это приоритет: видеть в каждом студийце личность, раскрывать ее и подбирать форматы, в которых всем удобно заниматься, репетировать и выступать. 

Мы берем в работу только современные, абсолютно не нафталиновые тексты и поэзию, я стараюсь приглашать авторов: у нас на занятиях бывали Полина Барскова, Катя Капович, Вера Полозкова.

Вместе мы ставили спектакли, и наши студийцы их уже раз 50 сыграли на разных площадках: помню, на международном фестивале «Толстой» в Ясной Поляне выступал Табаков, и тут же наши.

Еще мы ездили в Казань, в Минск. Некоторые люди занимаются у нас годами, и очень здорово видеть, как любители, которые не планируют менять профессию на актерскую, приходят к таким профессиональным результатам в виде спектаклей, поэтических вечеров, кто-то начинает снимать кино. Мы стараемся, чтобы каждый раскрылся — либо в поэтическом, либо в игре, либо в читке текстов, в том, что именно ему откликается.

Помимо занятий мы много общаемся, ходим вместе в театры, смотрим, обсуждаем — у нас очень теплая атмосфера. С одной стороны, чувствуется радостный дух «‎студийства», с другой — осознанность, ведь и я, и Федор Степанов, и Лия Возлюбленная (педагоги курса) практикующие профессионалы. На этом стыке неформального и серьезного получаются действительно классные вещи.

Ксения Перевозчикова

Маркетолог;
Закончила две актерские лаборатории Gogol school

Я хотела добавить в жизнь арта и классных знакомств, раскрепоститься и стать увереннее. Gogol school дал мне все это и больше. Гоголь дал мне возможность быть здесь и сейчас и наслаждаться каждой минутой. Сблизиться с людьми настолько, насколько невозможно было ни с кем с окончания университета. Мы преодолевали и изучали себя и друг друга. Смотрели в глаза, танцевали, ставили этюды, изображали друг друга, рассказывали личные и не очень истории, делали глупые вещи, смеялись, удивлялись, синхронизировались, конкурировали, объединялись, делали серьезные вещи, признавали друг друга разными.

Количество нежности, которое мы прожили вместе неисчислимо. Радость от того, что мы сотворили, выйдя на новый уровень себя и группы останется со мной навсегда. В день финальных показов захватывало дух.

Мы поддерживали друг друга и плакали без сил от счастья. Удивительно сравнивать, какими мы пришли, и как выросли за три месяца. Кто-то стал смелее, кто-то укоренился в своей женственности, кто-то вышел на контакт с телом, кто-то — с людьми. Прошло 4 месяца с выпускного, а мы продолжаем видеться, ходить друг к другу на дни рождения, ездить на дачи и помогать в работе. Сейчас я начала заниматься в пластической лаборатории, Gogol School не отпускает.

Игорь Бычков

Актер, преподаватель Gogol School

К нам на трехмесячные лаборатории обычно приходят люди, которые нуждаются в коммуникации, и те, кому нужно много выступать — на презентациях или защите проектов. Еще есть те, кто рассчитывает через Gogol School попасть на работу в Гоголь-Центр, но я сразу объясняю, что это две разные площадки, к тому же мы не готовим профессиональных актеров.

Мы помогаем людям найти в себе то, что раньше скрывалось: умение слышать, видеть, чувствовать партнера, ощущать свободу в голосе, дыхании и теле.

Занятия проходят в виде тренингов в группах по 20-30 человек — получается, что у тебя всегда есть зрители. Они же — единомышленники: кто-то во время занятий влюбляется, кто-то находит партнеров по бизнесу.

Вместе мы делаем непривычные вещи, например, ходим с закрытыми глазами, изучаем на ощупь предметы, в это время внутри тебя что-то меняется, ты по-новому чувствуешь мир, развиваешься.

Мы используем методы, которые изучали в театральных вузах — что-то по Михаилу Чехову, что-то по Станиславскому, и те, которые практикуем в театре. Например, взяли некоторые приемы у Яна Фабра, он приезжал в Гоголь-центр, или у Антона Адасинского. Конечно, есть много занятий по речи: работаем над голосом, дикцией, дыханием, лицом. В День Х, как мы его называем, показываем спектакль или устраиваем перформанс — некая конечная точка, чтобы закрепить результат.

Читайте также: