Особняки, шелк и марсельское мыло: маршрут по французской Москве - Seasons

Особняки, шелк и марсельское мыло: маршрут по французской Москве

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в pinterest

Текст: Мария Сурвилло
Иллюстрации: Дарья Уланова

Россия всегда искала во Франции друга и союзника. Хоть не всегда выходило по-нашему, мы продолжали смотреть на нее с неизменной любовью. Даже вслед удаляющемуся Наполеону. За 200 лет почти ничего не изменилось, разве что почувствовать дух Франции стало возможно, не покидая пределов города. Отправляемся по французскому следу архитектурному, ароматному и гастрономическому гулять по Москве.

Мария Сурвилло

Мария Сурвилло

Журналистка, краевед и экскурсовод

Любимая книга моего детства «Анна Ярославна — королева Франции» Антонина Ладинского. В самом ее начале епископ Шалонский Роже завершает свое утомительное и не лишенное опасностей посольство в матерь городов русских. Следует епископ долгие месяцы по известному торговому пути с запада на восток, по которому с одной стороны везут франкские мечи и фландрские сукна, а с другой — меха и пряности. С окутанного мифами и легендами французского сватовства я бы начинала отсчет отношений между Россией и Францией. Получается, что ему уже почти тысяча лет.

В 1813 году Александр I въезжает в Париж победителем. Об этом знаменитая цитата из Виктора Гюго, который мальчиком встречал русского императора: «Казаки совсем не походили на свои изображения: у них не было ожерелий из человеческих ушей, они не воровали часов и не поджигали дома. Они были приятными и вежливыми. Они относились к Парижу с огромным уважением, он был для них сакральным городом». Эту цитату Гюго в оригинале можно отыскать в Библиотеке иностранной литературы. Там и классика, и современные романы в почти свободном доступе, нужно только завести читательский билет.

Часть книг на французском, среди них 9000 наименований — подарок Французского института, относится к фонду культурного центра «Франкотека», он базируется здесь же. Зимой погрузиться в чтение можно в Зале Вольтера, где в панорамных окнах застыла Яуза, а летом — посидеть во внутреннем дворе, он же атриум «Иностранки». 

Еще в библиотеке находится центр франко-российских исследований, его миссия — поддерживать научный обмен и связи между Россией и Францией во всех областях гуманитарных и общественных наук.

Архитектурно начинается французская Москва, безусловно, с самого русского здания — дома Игумнова. Неподалеку от станции метро «Октябрьская» до пожара 1812 года стоял деревянный дом. В 1851 году участок записывается на имя ярославской купчихи Игумновой. Но прошение о строительстве большого каменного дома на этом месте подается только через 30 лет.

Заказчик — Николай Игумнов — директор и совладелец знаменитой ярославской Большой мануфактуры. Проектом и строительством занимается Николай Иванович Поздеев. К этому времени он уже выстроил изумительный Александровский пассаж в Казани, любим и известен в Ярославле. Пузатые колонны, арки с гирьками, изразцы, яркие краски, шатровые крыши — все в этом строящемся им в Москве доме сказочно и избыточно. Но внутри совершенно европейский интерьер. В том, что сегодня именно в усадьбе-тереме находится резиденция посла Франции, продолжение наших парадоксальных отношений.

Второй точкой французского маршрута в Москве я бы обозначила дом коллекционера Ивана Цветкова. Участок под строительство он приобретает в 1898 году за 14 тысяч рублей. Расчетливый и бережливый, если не сказать скупой, Цветков перед строительством получает от автора проекта Виктора Васнецова две деревянные модели будущей постройки. Иван Евменьевич Цветков собственноручно обозначил расположение всех комнат, поскольку этот дом он проектировал не для жизни, а для будущего музея, где должно было разместиться его живописное собрание.

В 1909 году он передает здание с картинами городу, но оставляет за собой право продолжать жить в нем и реставрировать по мере необходимости. Цветков счастливо умирает в августе 1917 года. Он не узнает ни про революцию, ни про закрытие музея, ни про превращение дома в общежитие. Но в 1942 году дом Цветкова все же вытягивает счастливый билет — в  нем размещается легендарная эскадрилья «Нормандия — Неман».

Самой французской частью Москвы считается район Чистых прудов. Тут торопятся в лицей им. Александра Дюма французские подростки. Во Франции не очень принято ездить в школу через весь город, поэтому родители предпочитают поселиться неподалеку. Совершенно не московское здание специально для лицея строит в 1898 году архитектор Оскар Францевич Дидио. Тут же детский сад, спортивные кружки, библиотека, кафе, рядом живут художники, крутят фильмы и показывают спектакли на французском.

По соседству от лицея храм св. Людовика Французского (здесь был крещен создатель Шанель №5 Эрнест Генрих Бо). Между ними — большая спортивная площадка, в любую погоду заполненная подростками. А Милютинский переулок, выстреливающий от Сретенского бульвара и упирающийся в почти конец Мясницкой, и вовсе напоминает парижские улицы. В Армянском переулке поселился французский шик — шоурум шелковых платков Carré Russe, его владелица — француженка.

У другой французской экспатки Мюриэль Руссо-Овчинников свой салон «искусства жить по-французски», правда в районе Новокузнецкой, — в пространстве Histoires de Muriel (в квартире за красной дверью доходного дома А.Л. Брокша) проходят камерные обеды, выставки художников и дизайнеров, встречи и долгие разговоры за бокалом вина.

Если от самих Чистых прудов идти по трамвайным путям в сторону Воронцова поля, дотопаешь до желтого четырехэтажного здания Французского института. Сюда всегда можно прийти за вдохновением: в местной Медиатеке есть доступ к фильмам на языке оригинала, хранятся альбомы по искусству фотографии, архитектуре, литературные новинки, и даже свежая французская пресса. Слышать «‎шум времени», понимать и обсуждать прочитанное учат здесь же в «Мастерской актуальных новостей».

Другой способ прорваться во французскую реальность в Москве, совершенствовать язык и расшифровывать культурные коды — сходить на «‎Мастерскую истории песен» к Наталье Бондаренко. «Не хор нам важен, а история Франции, которая прячется за словами песен» — сначала разобрать по ниточкам отсылки, образы, смыслы, а потом пропеть их во весь голос или тихо, мурлыча.

Если вы совсем новичок , то можно записаться на базовый курс французского языка и выбрать удобный режим — заниматься один раз в неделю или дважды, приходить в здание Французского института или присоединиться онлайн.

Помимо лицея, Оскар Дидио проектирует на Введенском кладбище памятник французам, умершим в Москве во время кампании 1812 года, и строит фабрику для одного знаменитого московского француза — Адольфа Сиу, который открывает в Москве сначала кондитерскую, а потом парфюмерный магазин. На кондитерской фабрике «Сиу и Ко.» к 300-летию Дома Романовых было выпущено печенье, которое сегодня мы знаем как «Юбилейное». Вспомнив Сиу, нельзя не вспомнить и еще одного француза — Анри Брокара. Он привозит в Москву рецепт недорогого и очень душистого мыла. И именно его парфюмерами создаются духи, выпущенные к 300-летию Дома Романовых, которые знакомы всем под названием «Красная Москва».

Брусок знаменитого марсельского мыла весом 900 граммов — хватит надолго — можно найти и в России, у французской компании La Corvette. Оно, кстати, до сих пор варится в огромном чугунном котле, только из натуральных ингредиентов. Как написано в инструкции, подходит для младенцев, значит, и нам от него будет хорошо.

Французского мыла мы купили, а вот куда отправиться за пирожными? За эклерами и самым французским яблочным пирогом, tarte tatin, двигаемся в сторону Сретенки. В Печатниковом переулке прячется пекарня «Франсуа». К десерту нужен хороший чай. И такой тоже есть во французской Москве. Раньше магазин Palais des thés был на Покровке, и так удобно было туда забегать. Но теперь он переехал на Проспект Мира. В любом случае это ближе, чем до Парижа. Марка была основана в 1987 году Франсуа-Ксавье Дельмасом. Мы выбираем чай Лувра и чай Лордов. Последний — с натуральным бергамотом, а для бабушки — чай с лавандой.

А что еще объединяет Россию и Францию? Любовь к блинам. Джонатан приезжает в Москву в 2012 году и начинает печь блины на фестивалях, прямо на улице, по семейному рецепту. Москвичи оценили необычные бретонские блины из гречневой муки с начинками, вафли и чуррос. Это, кстати, не мексиканское блюдо, а палочки из заварного теста с сахарной пудрой. «Прощай фигура» — их второе название. 

За террины, риеты и утку конфи в Москве отвечают Аксель Нажи из Бордо и его Le Père Nagy и Марсиаль Лапланш из Les recettes de grand-mère, за фуа-гра, сосисоны, парижский окорок — Baudcisson, за сыры — La varenne bio.

Саfe Latte — это название не кофейни, а сорта розы, которая привозится в цветочную лавку в Москве. «Фея розы» — компания, основанная француженкой Флоранс Жерве д’Альден в 2008 году. Кстати, большинство роз выращены в Калужской области и приезжают к вам домой через три часа после срезки. 

Из названий роз можно написать поэму. Что и делают в «Фее розы», складывая розы в букеты. Знаете, какую гарантию дают на цветы во французском магазинчике? Гарантию на аромат.

Французская Москва — огромный мир, состоящий из домов, выставок, библиотек, школ, художников, кондитерских, духов, ароматных роз. Хорошо, что он рядом. Но Париж все равно продолжает нам сниться.

Сайт Французского института в России: https://institutfrancais.ru/ru/
Французский институт в Москве: @ifrussiemoscou
Французский институт в Петербурге: @ifrussiespb

Читайте также: