• 3621
Рекомендуйте друзьям

Их слушали на виниловых пластинках — с теплым потрескиванием, словно сидя у костра. Перед глазами не было картинки, как в мультфильме, и воображение пускалось путешествовать, выдумывая новые миры и волшебные страны. Звуки любимых голосов мягко убаюкивали и дарили особенные, яркие сны.

Вспоминаем лучшие советские радиоспектакли, за которыми и сейчас можно уютно скоротать вечер-другой на летней веранде с детьми.




Дом на краю моря / 1978

По повести А. Линдгрен, инсценировка Л. Закашинской, постановка И. Мироненко



Писатель Мелькер Мелькерссон решает провести каникулы с семьей на «островке затонувшего рая» — Сальткроке. С самого начала все идет не так, как надо: и летний домик почти разваливается, и погода в «раю» оставляет желать лучшего. Но дети находят, чему удивиться и обрадоваться: вековому дереву под окном, затонувшей шхуне или «собственному зоопарку» — лягушкам в колодце и даже осиному гнезду!

В семью оптимистов-Мелькерссонов невозможно не влюбиться. История пронизана солнцем, она о людях, способных превратить каждый день в маленькую счастливую жизнь.

«Теперь я знаю, что такое счастье! Это когда ты любишь кролика, и он твой. И бархатные его ушки, выглаженные, как на праздник, и пушистый хвостик, похожий на одуванчик, и глухой колокольчик сердца, который можно услышать только любящими руками».



Алиса в стране чудес / 1976

По сказке Л. Кэрролла в переводе Н. Демуровой, инсценировка и постановка О. Герасимова




До предела насыщенный, плотный текст выплескивает смысл через край, взрывается каламбурами и проверяет на прочность известные истины. Дети от души повеселятся, а взрослые получат удовольствие от игры актеров и искрометных песен Высоцкого — он и автор, и исполнитель.

Спектакль потребует полного погружения. Не ищите ни логики, ни сюжета, просто пускайтесь с ним в пляс. Он подхватывает вас, как пушинку, и погружает в хаос голосов, звуков, поэзии, стирающей грани между миром взрослых и детей. Он будто разжимает пружину внутри, оставляя чувство легкости и чистый смех.

— А почему это место такое странное?

— Потому что все остальные места очень уж нестранные. Должно же быть хоть одно ОЧЕНЬ СТРАННОЕ МЕСТО.



Машенькина свирель / 1985

По сказке М. Садовского, постановка В. Шведова



Привычный сказочный сюжет о ворчливой мачехе и незадачливом отце, работящей падчерице и ее ленивой, коварной сестре в колоритной подаче. В спектакле нет ни одной бледной или неинтересной роли — каждый актер играет «на полную катушку». Мир русской глубинки, примостившийся где-то на опушке леса, возникает в воображении с первых же звуков.

Эту историю знаешь и любишь с детства и, помня почти наизусть, все равно нет-нет да и включаешь себе перед сном. Чтобы пройтись по знакомым тропинкам и встретиться с любимыми героями — такими понятными и обаятельными в своей простоте.

«Зло, как зверь в кустах. По земле ходит, да не всяк разглядеть его может».



Сказки Павла Бажова

Голубая змейка, Огневушка-поскакушка, Малахитовая шкатулка



Богатый Уральский край в сказках Бажова полон драгоценных находок и волшебных существ. Здесь у каждого лесного пригорка или пещеры свой дух и хранитель — они сторожат сокровища, скрытые в земле. Встретиться с ними и хочется, и страшно. Нужно быть бескорыстно любопытным, открытым миру и очень осторожным. Желать встречи с тайной, но не жаждать ее. Уметь пройти по краю пропасти и не оступиться.

Для детей эти сказки — целый мир, полный загадок и чудес, для взрослых — настоящие литературные жемчужины, самобытные и прекрасные.

Слушать сказку «Голубая змейка» / 1967

Слушать сказку «Огневушка-поскакушка» / 1971

Слушать сказку «Малахитовая шкатулка» / 1985

«Не зря сказано — полюбится сова, не надо райской пташки».



Птичьи голоса / 1975

Текст А. Баркова, режиссер А. Мишина



Если вы с детьми много времени проводите на природе, узнайте, как звучат, выглядят и живут птицы. Каждая из них — маленький солист собственной оперы, а все вместе — неповторимый хор голосов, прославляющих лето.

Всего 16 минут — и вы научитесь слышать в песне соловья трели, дудки, раскаты и трещотки, отличать зяблика от пеночки, крапивника от горихвостки, лесного конька от иволги, а щегла от перепелки. Вы узнаете, кто улетает, а кто остается с нами зимой, и даже сможете приручить синицу, пригласив ее навещать вас каждый день.

«Понаблюдайте за птицами сами, попробуйте определить их по голосам, а главное — научитесь беречь их, полюбите. Они — красота нашего леса, его музыка, его душа».



Динка / 1967

По повести В. Осеевой в инсценировке Е. Агурова, постановка Н. Киселевой



«Динка» — это русский «Том Сойер», только вместо «пиратских» приключений — подпольная революция 1900-х годов. История рассказана живо и с огоньком. Мы любим ее за истинную, неплакатную человечность, добрый юмор и прекрасный язык. Для слушателя становятся близкими, осязаемыми и жаркое лето на Волге, и теплые традиции дома Арсеньевых, где по вечерам собираются вместе, чтобы поиграть на рояле, спеть хором или прочесть стихи.

Сколько ни слушай, будешь улыбаться шалостям Динки, с замиранием сердца следить за судьбой бродяги Леньки и восхищаться Мариной, которая так внимательно и серьезно относится к маленьким трагедиям своих детей.

«Я всегда боюсь очень умных взрослых — у меня в голове такая суматоха!»



Золушка / 1978

По мотивам сказки Ш. Перро и балету С. Прокофьева, музыкально-литературная композиция З. Чернышевой



Среди многих-многих «Золушек» мы выбираем именно эту постановку: с волшебной музыкой из балета Прокофьева, с уютнейшим голосом Плятта в роли рассказчика — старинных часов. И принц здесь живой, настоящий, совсем не похожий на картонного Кэна, жениха Барби.

Этой «Золушке» веришь, сопереживаешь. И начинаешь понимать, почему история остается такой родной для многих поколений детей. Ведь она о чуде, которое дарит фея-судьба в самые грустные моменты жизни. Если не упиваешься своим горем, а тихонько танцуешь в темной каморке, представляя, что ты уже на балу.

«Она танцевала в пустой темной комнате, обнимая корявую палку кухонной щетки. Но так весело разгорелись ее глаза, так звонко звенел ее смех, так мило кружилась она, что даже мы, неодушевленные предметы, не могли остаться равнодушными».



Та сторона, где ветер / 1966

По пьесе В. Крапивина, постановка Н. Киселевой



Этот спектакль — прекрасный повод поговорить с детьми о серьезных вещах. Как живется тем, кто с детства чего-то лишен — способности видеть, слышать или ходить... Как такие люди воспринимают мир, насколько бывают талантливы, как важно быть рядом с ними. И ценить красоту, скрытую внутри, помогая ей раскрыться.

Повесть эта о слепом мальчике: он «видит» ветер и делает лучших воздушных змеев, потому что замечает детали, недоступные зрячим. Несгибаемый характер и сильная любовь к жизни вдохновляют и его друга — беспечного мальчишку, который взрослеет всего за одно лето, обретая свою большую цель.

«Он мне все рассказывает. Почему? Может, потому что всё для него кругом как ночь? А ночью, говорят, люди бывают откровеннее».



Дочь болотного царя / 1979

По сказке Г. Х. Андерсена в переводе Н. Шерешевской



Дух суровых викингов и нежность египетской принцессы, лицо красавицы и сердце безжалостного воина. Любимые контрасты Андерсена предстают в новом свете. Эта сказка не так известна, как хрестоматийные «Гадкий утенок» или «Русалочка», а потому особенно интересна.

Слушая ее, ощущаешь радость узнавания, ведь этот мотив знаком и любим с детства. Красота освобождается из плена, а герой обретает свой дом. И ты радуешься особой экзотической атмосфере, в которую одета история, рассказанная перелетными аистами. Она приснится нам в добром сне.

«Золото и честь на дорогу не выбросишь. Теперь и на Севере будут говорить: аисты приносят счастье!»



Дикая собака Динго, или повесть о первой любви / 1971

По повести Р. Фраермана, постановка Л. Веледницкой



Светлый спектакль о юной Тане, провожающей детство, окрашен в грустные тона. Но грусть эта ясная и лиричная. Она о том, как розоватые сумерки сменяют жаркий зной, а на смену летнему изобилию спешит застенчивый сентябрь. И уходят в прошлое старые друзья, оставляя на сердце горчинку.

Но ничто не заканчивается бесследно, и все люди, мысли, события хранят свой росчерк в книге судьбы. Как первая влюбленность, тихая и задумчивая, что пробирается ощупью, ищет нужной минуты и верного выражения.

«Мама смотрела на нее своими серыми глазами, и в них, как щепотка соли, брошенная в море, растворились мгновенно все обиды Тани. Она целовала мать осторожно, словно боялась движением погасить этот взгляд».


Подписка на новости Seasons

  • 3621
Рекомендуйте друзьям